Главная
Каталог книг
medicine

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Тяжело, не правда ли, подумать, что один и тот же поступок, совершённый одним человеком, считается правильным, а другим — неправильным. Это звучит жестоко и это опасное правило, но это истина. И человек инстинктивно признаёт её. Он не может требовать, чтобы ребёнок или дикарь обладал таким же чувством нравственной ответственности, как и зрелый, цивилизованный человек. Он может обуздывать ребёнка, укрощать дикаря ради самозащиты и общего блага, но он видит разницу или, по крайней мере, должен видеть. И это не только верно, но по мере того, как человек продвигается вперёд, он сбрасывает с себя прежние понятия о «нравственном зле», из которых он вырос, и приобщается к новым, стремясь всё вперёд и ввысь, от насилия и обуздания к любви и свободе. Идеальными условиями жизни можно было бы назвать такие, когда не было бы ни законов, ни надобности в них, когда люди перестали бы поступать неправильно не из страха наказания, а потому что стали выше подобных желаний. И хотя эти условия пока ещё только мерещатся нам вдали, постоянно совершается раскрытие высших плоскостей и способностей ума, который, проявившись вполне в человечестве, произведёт целую революцию в этике, законах и образе правления — и, конечно, к лучшему. А тем временем человечество идёт вперёд, делая всё, что только может лучшего, медленно, но неизменно прогрессируя. 

Существует другая умственная плоскость, которую часто называют «инстинктом», но она есть только часть плоскости интеллекта, хотя деятельность её протекает ниже поля сознания. Мы говорим об «уме, ведающем привычки», названным нами так в отличие от инстинктивной плоскости. Разница заключается в следующем: инстинктивная умственная плоскость ведает обыкновенную деятельность ума, протекающую ниже плоскости интеллекта, но выше растительной умственной плоскости, а также и приобретённую им по наследству опытность и пр., между тем, как «ум, ведающий привычки» содержит в себе лишь то, что вложено в него самим субъектом. Оно было приобретено им путём опыта, привычки, наблюдения, так часто повторявшихся, что ум, вполне освоившись с таким привычным опытом, переносит всё, относящееся сюда, в область подсознания, где оно и становится «второй натурой», родственной инстинкту. 

Руководства по психологии наполнены иллюстрациями и примерами того, как создаются деятельностью ума бессознательны привычки, и мы находим излишним приводить здесь такого рода примеры. Всякому известно, что урок, выученный с трудом и в довольно продолжительное время, так твёрдо запечатлевается в какой-то части ума, что затем уже повторение его почти не требует упражнения сознательных умственных сил. В самом деле, некоторые писатели утверждают, что никто не может «выучиться» как следуетисполнять свою задачу, пока он не будет исполнять её почти автоматично. Воспитанник, начинающий учиться фортепианной игре, вначале лишь с трудом управляет своими пальцами и контролирует их, но через некоторое время спустя уже забывает о них и всё своё внимание обращает на ноты, предоставляя пальцам самим играть всю пьесу, нисколько не думая о них. Известные виртуозы рассказывали нам, что в те минуты, когда им приходилось напрягать все усилия, они замечали, что всю работу за них исполняла внесознательная часть ума, а они будто бы стояли тут же сбоку, как бы присутствуя при исполнении. И это до такой степени верно, что по их словам, если во время игры сознательный ум пытается вмешаться в дело, то он только портит его, и сам артист и публика тотчас же замечают разницу в исполнении. 

То же самое испытывает женщина, начинающая учиться шить на машине. Вначале как будто и очень трудно, а затем уже машина «бежит сама собой». Точно так же, когда вы учитесь печатать на машинке, вы тщательно выбираете каждую букву; однако, усовершенствовавшись в этом искусстве, вы уже обращаете всё внимание не на пальцы — они сами, без вашего участия выбирают буквы — а на то, с чего списываете. Многие учатся быстро печатать на машинке, упражняя ум, ведающий привычки, в выборе букв лишь по их положению, для чего и прикрывают буквы, чтобы заставить ум примениться к новым требованиям. Когда человек работает каким-нибудь инструментом, ум признаёт этот инструмент за часть тела и так и пользуется им, и сознательная мысль так же мало принимает участия в этой работе, как и в нашей ходьбе; впрочем, в этой последней ребёнок учится с трудом, и на это необходимо время. Удивительно, как много мы делаем таким образом, то есть автоматически. Некоторые писатели обратили наше внимание на тот факт, что средний человек не в состоянии сознательно сказать вам, как он утром надевает сюртук — какую руку вдевает в рукав прежде, как при этом держит сюртук и пр. Но ум, ведающий привычки, знает это очень хорошо. Пусть читатель встанет и наденет сюртук, как всегда, следуя указаниям подсознательного ума. Затем пусть снимет его и попробует надеть, начиная не с той руки, что всегда. Он сделает это очень неловко; сам удивится, в какой зависимости он находится от привычки. А на следующее утро пусть он вспомнит, на какую ногу он привык надевать сапог, и пусть он начнёт не с той ноги; он сейчас же увидит, как смутится и засуетится его ум, ведающий привычки, и как неистово будет подавать сигнал сознательному уму: дескать, что-то там неладно. Попробуйте застегнуть воротничок не в том порядке, как вы привыкли: наденьте на запонку сначала сначала левую петлю, а потом правую, вместо того, чтобы это сделать наоборот — и вы тотчас почувствуете невольный протест. Или попробуйте изменить вашей привычке и начните во время прогулки размахивать правой рукой в такт с движением правой ноги; вы увидите, что это потребует с вашей стороны порядочных усилий воли. Или во время обеда возьмите вилку в правую руку, а нож — в левую. Но мы не будем больше приводить примеров — их бесчисленное множество. 

Ум, ведающий привычки, не только заботится о наших физических действиях, но вмешивается и в умственные. Мы быстро отвыкаем сознательно относиться к некоторым вопросам и, с одобрения подсознательного ума, думаем о них уже автоматично, пока наша умственная привычка не будет нарушена каким-нибудь толчком, исходящим от ума постороннего лица, или вследствие явившегося у нас сомнения, соображения и пр. А ум, ведающий привычки, терпеть не может, чтобы его беспокоили и заставляли проверять свои идеи. Он борется против этого, возмущается и в конце концов многие из нас становятся рабами старых, отживших идей, которые уже представляются нам неправильными, ложными, но от которых мы якобы «не можем совершенно отстать». В следующих чтениях мы дадим вам указания, как можно избавиться от таких отживших идей. 

Есть другие умственные плоскости, ведающие явления так называемого «психизма», то есть фазы психических явлений, известных под названием ясновидения, психометрии, телепатии и пр., но мы не будем рассматривать их теперь, так как они относятся к другому отделу нашего сочинения. Мы упоминали о них в общих чертах в нашей книге «Основы миросозерцания индийских йогов». 

Теперь мы подходим к умственной плоскости, известной под именем интеллекта, или способности рассуждать. Вебстер так определяет слово «интеллект»: «Часть или способность человеческой души, посредством которой человек познаёт, в отличие от способностей чувствовать и хотеть; способность думать, понимать». Тот же учёный определяет слово «разум» следующим образом: «Способность человеческого ума, отличающая этот последний от ума низших животных». Мы и пытаться не станем подробно рассматривать здесь сознательный интеллект, ибо это заняло бы у нас все остальные чтения этого курса; кроме того, можно найти пространное исследование этого предмета в любом руководстве по психологии. Вместо этого мы займёмся другими способностями или умственными плоскостями, о которых в этих руководствах упоминается лишь вскользь, если они не отрицаются вовсе. Одна из них и есть плоскость бессознательного рассуждения или интеллекта. Многим этот термин покажется противоречивым, но занимающийся исследованием бессознательного поймёт, что это значит. 

Рассуждение не всегда сознательно в своих действиях; процессы его, большей частью, протекают или ниже, или выше поля сознания. В нашем последнем чтении вы найдёте много примеров того, как подсознательное поле интеллекта разрабатывало задачи, решение которых затем передавало сознательному разуму. Это случалось с многими из нас, если не со всеми. С кем не случалось что-нибудь подобное: мы пробуем решить какую-нибудь задачу или вопрос, откладываем это дело в сторону, как безнадёжное, и затем ответ или решение сразу и совершенно неожиданно появляется в нашем сознании? Все более или менее испытывали это на себе. Большинство из нас смотрело на это, как на исключение из общего правила, кроме тех впрочем, что занимались исследованием умственных плоскостей. Эти последние признали эти плоскости ума и, воспользовавшись этим своим знанием, заставили подсознательные способности работать за них. В следующем чтении мы дадим нашим читателям указания, как добиваться осуществления этой задачи; оно может иметь для них громадное значение, если они возьмут на себя труд следовать нашим указаниям. Этот способ известен многим «дельцам», большинство которых однако дошло до него своим умом, в силу необходимости, заставившей их обратиться к внутренним силам ума. 

Умственная плоскость, находящаяся непосредственно выше интеллекта, известна под именем интуиции, определение которой Вебстер даёт в следующих словах: «Прямое понимание или знание; непосредственное знание, как при восприятии или акте сознания, не заключающем в себе процесса умозаключения; быстрое, немедленное усмотрение или понимание чего-либо». Трудно в точности объяснить, что такое интуиция, разве только тем, которые испытали её сами, но они и не нуждаются в объяснениях. Интуиция есть такая же умственная способность, как интеллект или, вернее, точно такой же комплекс умственных способностей. Интуиция относится к области, лежащей выше поля сознания, и вести, исходящие от неё, передаются нижележащей плоскости, хотя процессы её для нас скрыты. Сознание человечества, постепенно развиваясь, проникает в умственную плоскость интуиции, и когда-нибудь настанет день, когда человечество достигнет полного знания в этой плоскости. А пока из этой скрытой области до него доходят лишь лучи, проблески. Многое из того, что у нас есть лучшего, исходит оттуда: искусство, музыка, любовь к прекрасному, истинная поэзия, возвышенная любовь, известная степень духовного прозрения, интуитивное восприятие истины и пр., словом всё то, что не подлежит исследованию интеллекта, а появляется как бы вполне готовым из какой-то неизвестной области ума. 

В этой чудесной области обитает гений. Многие, если не все великие писатели, поэты, музыканты, артисты и вообще гениальные люди чувствовали, что их сила шла к ним из какого-то высшего источника, а по мнению некоторых она исходила от дружески расположенного к ним существа, желавшего вдохновить их силой и мудростью. Словно бы какая-то высшая сила была призвана действовать, и человек чувствовал, что его произведение или продукт его творчества — дело не его рук, а какого-то постороннего ума. Греки признавали это нечто в человеке и называли его «демоном». В своей речи о «демоне», руководившем Сократом, Плутарх говорит о видении Тимарха. Этот последний видел духов, которые были частью связаны с человеческими телами, а частью витали над ними, сияя над их головами. Оракул сообщил ему, что та часть духа, которая была погружена в тело, называлась «душой», а внешняя, непогружённая часть называлась «демоном», и что у каждого человека был свой «демон», которому он должен повиноваться, и что те, которые беспрекословно подчиняются этому руководству, суть пророки и любимцы богов. И Гёте говорил о «демоне», как о силе более высокой, нежели воля, вдохновлявшей некоторых людей необыкновенной энергией. 

Эти понятия заставляют нас улыбаться, тем не менее они близки к истине. Хотя высшие области ума принадлежат индивидууму и даже составляют часть его, но они стоят так высоко в сравнении с его обычным сознанием, что вести, исходящие от них, звучат совершенно как приказания другой, высшей души. И всё-таки этот голос не что иное, как голос «Я», говорящего, насколько это ему возможно, сквозь свои оболочки. 

Эта сила принадлежит каждому из нас, хотя проявляется она лишь в той степени, в которой мы в состоянии реагировать на неё. При вере и доверии к ней она растёт, при сомнении же и оспаривании её реальности и правдивости, она замыкается и прячется в свои тайники. То, что мы называем «оригинальностью», получается из этой области. Интуитивные способности передают сознательному уму некоторое понятие об истине, более высокое, чем то, которое интеллект сам по себе мог выработать, и возникшее таким образом произведение называют гениальным. 

Достигшим высоких степеней развития оккультистам известно, что в высших областях ума заключаются интуитивные понятия обо всей истине и что имеющий доступ в эти сферы может знать решительно всё интуитивно, путём ясновидения, без рассуждений и объяснений. Человечество ещё не добралось до вершин интуиции — оно только ещё начинает подыматься по подножию их. Но он держит правильный путь. Для нас хорошо было бы, если бы мы доверились высшему, внутреннему руководству и охотно отдались бы «водительству духа». Это далеко не то, что идти за посторонним умом, который может иметь для этого необходимые качества, но может и не иметь их. Дух же, живущий в каждом из нас, принимает к сердцу наши интересы, желает нам добра и не только готов, но стремится взять нас за руку и повести вперёд. Высшее «Я» делает всё, что от него зависит, для нашего развития и нашего благополучия, но его стесняют оболочки, в которые оно заключено. А многие из нас, увы, гордятся этими оболочками и считают их лучшей своей частью. Не бойтесь, дайте лучам света, исходящим от духа, пронизать эти оболочки и рассеять их. Интуиция, однако, ещё не есть сам дух, а лишь одно из средств для егосношений с ними. Есть и другие, более высокие умственные плоскости, но интуиция стоит к нам ближе всех по линии эволюционного прогресса и мы должны были бы идти навстречу её влиянию и приветствовать её развитие. 

Выше интуиции находится плоскость космического знания, в которой мы находим сознание единства всего. Мы говорили о ней в нашем чтении о развитии сознания. Кто способен добраться до этой возвышенной умственной плоскости, тот увидит и вполне поймёт, что существует единая великая Жизнь, служащая основой всем бесчисленным проявляющимся формам и видам. Он увидит, что обособленность есть лишь «фикция, необходимая при совершающейся во вселенной работе», и что каждое «Я» есть центр сознания в великом океане жизни, стремящейся к выполнению божественного плана, и что сам он продвигается вперёд к более и более высоким плоскостям проявления, к высшим степеням силы и индивидуальности для того, чтобы принять более ответственное и более грандиозное участие в мировой работе. 

Космическое знание во всей его полноте даётся лишь немногим людям, но многие сподобились видеть более или менее ясные проблески оттуда, из этой чудесной области, некоторые же находятся на её границе. Человечество развивается постепенно, медленно, но неуклонно, и кто удостоился этого удивительного опыта, тот подготовляет и других для его восприятия. Семя брошено в землю , придёт время и жатвы. Человечеству предстоит познакомиться как с космическим сознанием, так и с другими высшими фазами сознания. Быть может, читающие эти строки стоят ближе к ним, чем думают: проявляемый ими интерес к этим чтениям указывает на их душевный голод, который и служит предзнаменованием того, что их потребность в духовной пище будет удовлетворена. Закон жизни слышит эти крики о помощи и пище и даёт соответственный ответ, однако сообразуясь с высшей мудростью идействительными потребностямииндивидуума. 

Позвольте закончить это чтение выдержкой из сочинения «Свет на пути». Она прямо и касается нашей заключительной мысли. Прочтите её с вниманием, и пусть она западётглубоко в ваше внутреннее сознание, и вы почувствуете радостный трепет, охватывающей каждого, кто приближается к цели. 

«Ожидай расцвета цветка в тишине, наступающей после бури — не раньше. 

Он будет расти, тянуться кверху, пустит побеги, даст листья и почки, пока бушует буря и длится битва. Но пока вся индивидуальность человека не растворится и растает;пока ею не овладеет частица Божества, создавшая её лишь как средство для важных испытаний и переживаний; пока вся природа человека не покорится его высшему «Я» — цветок не может распуститься. Только тогда наступит затишье, подобное тому, какое бывает в тропических странах после ливня, когда природа работает с такой быстротой,что можно наблюдать её деятельность. Такое же затишье наступит и для встревоженного духа. И в глубокой тишине совершится таинственное событие, свидетельствующее о том, что путь найден. Называй это каким угодно именем. Это голос, говорящий там, где всё молчит, это вестник, не имеющий ни очертаний, ни вещественной сущности, или это — цветок распустившейся души. Впрочем, этого нельзя описать никакими сравнениями. Но это можно чувствовать, искать, желать среди яростной бури. Затишье может длиться только один миг или продолжаться целое тысячелетие. Но оно кончится. И всё же сила этого молчания останется с тобою. И снова, и снова придётся сражаться и побеждать. Лишь временно может затихнуть природа». 

—————————— 

Остающиеся три чтения этой серии будут посвящены практическим указаниям относительно развития скрытых умственных плоскостей, или вернее, относительно развития способности у человека овладеть этими плоскостями и пользоваться их услугами. Мы укажем, что делать, чтобы господствовать над низшими началами, не только преодолевая их, но и пользуясь стихийными силами для своих высших целей. От этой подсознательной части ума под руководством воли можно добыть могучую силу. Мы научим также, как можно заставлять бессознательный ум работать на себя, как развивать и упражнять волю. Теперь мы уже перешли за линию, отделяющую теоретическую фазу предмета от практической, и с этих пор всё дело будет в упражнении, развитии, культивировании и применении. Зная, что стоит за всем этим, изучающий предмет уже подготовлен теперь к восприятию наставлений, которые раньше он мог бы неправильно применить. Да будет мир со всеми вами. 

 

Мантра (утверждение) 

Я господин своей души. 

 

Чтение X 

ПОДСОЗНАТЕЛЬНАЯ РАБОТА УМА 

В девятом чтении мы обратили ваше внимание на тот факт, что рассуждение не всегда сознательно в своих действиях, и что в действительности большая часть рациональных процессов ума совершается или ниже, или выше поля сознания. А в чтении восьмом мы привели множество примеров, иллюстрирующих этот факт, указали и на различные случаи, когда задачи разрабатывались в подсознательном поле интеллекта, а затем подсознание через некоторое время передавало в сознательное поле интеллекта их решение. В этой лекции мы намерены ознакомить вас с теми методами, которые помогут вам заставить эту часть интеллекта работать для вас. Многие сами собой наталкивались на частицы этой истины, и действительно, большинство людей, имеющих успех, достигавших известности на каком-либо жизненном поприще, более или менее пользовались этой истиной, хотя очень часто и не понимали всего этого процесса. 

Очень немногие из писателей Запада признавали работу этой умственной плоскости. Они снабдили нас подробно разработанными и остроумными теориями и примерами деятельности инстинктивного ума и иногда касались деятельности интуитивных плоскостей, но при этом относились к интеллекту, как к действующему исключительно в сознательной плоскости мышления, и таким образом они проглядели самые интересные и ценные проявления подсознательного мышления. 

Сегодня мы займёмся этой особенной стороной мышления, надеясь, что сумеем указать способ, как пользоваться ею наилучшим образом. Мы преподадим вам несколько правил — тех самых, что были преподаны индусскими учителями их последователям много столетий тому назад — изменив, конечно, эти правила сообразно с потребностями современного европейца, изучающего Йогу. 

Мы позволили себе дать новое название этой фазе мышления, а именно «Subconsciousing» (подсознательная работа). Слово «sub», как известно, значит «под», «ниже»; а слово «consciousing» — излюбленный термин, применяемый профессором Элмером Гейтсом и означающий получение впечатлений от ума. Термин «Subconsciousing» означает, по крайней мере в том смысле, который мы придаём этому выражению в этом чтении, «работа подсознательной сферы мышления, совершаемая по приказанию сферы сознательной». 

Напомним вам, что в восьмом чтении приведён рассказ об одном субъекте, который впадал в «бессознательное раздумье», когда ему приходилось наталкиваться в книгах на точки зрения и мнения, совершенно противоположные его собственным взглядам. И что же!.. Проходили дни, недели, месяцы, и в конце концов оказывалось, к его крайнему изумлению, что его прежние мнения совершенно переработаны и заменены новыми. 

Там же упоминается, как сэр Вильям Гамильтон открыл важный математический закон во время прогулки с женой. Перед тем он размышлял о недостававшем звене в цепи его рассуждений, и задача была затем решена за него подсознательной плоскостью его интеллекта. 

На той же странице и на следующей мы находим интересный рассказ доктора Томсона о работе этой подсознательной части его ума. Он говорит, что по временам он чувствовал, что совершенно бесполезно делать какое бы то ни было произвольное усилие, коль скоро вопрос сам собой разрабатывался в его голове. Иногда ему казалось, что он просто служит пассивным орудием в руках постороннего лица, которое заставляет его ждать, пока работа не будет исполнена какой-то скрытой областью его ума. Покончив сзадачей, подсознательная часть ума молниеносно отправляла своё решение в сознательную часть, и автор начинал писать. 

В этой же главе упоминается также о знаменитом французском химике Бертло, который говорил, что самые лучшие его идеи появлялись неожиданно в его голове, точно падали к нему с неба. Восьмое чтение полно подобных примеров, и мы посоветовали бы перечитать его для того, чтобы освежить в памяти факты, свидетельствующие о подсознательной работе ума. 

Заметьте, что почти все упоминаемые в восьмом чтении лица, говорившие о помощи, оказанной им подсознательной областью ума, совершенно случайно узнавали о существовании этой области, которая могла брать на себя решение задач и охотно это делала, если её так или иначе заставляли действовать. Что касается приёмов для приведения в действие подсознательной части ума, лица эти больше полагались на счастье — вернее сказать, они снабжали сознательный ум большим количеством материала, всё равно как набивают желудок пищей, а затем приказывали подсознательному уму рассортировать, привести в порядок и переварить эту умственную пищу, подобно тому опять-таки— как желудок и вообще пищеварительные органы переваривают естественную пищу — вне области сознания и воли. И ни в одном из вышеприведённых случаев подсознательному уму не было данопрямого,специального приказания для исполнения его удивительной работы. Просто напросто надеялись, что он в видах самозащиты постарается справиться с предложенным ему слишком изобильным умственным материалом. Но существуют гораздо лучшие приёмы, с которыми мы и хотим познакомить вас. 

Индийские йоги, или вернее те, что преподают своим ученикам «раджа-йогу», делают им указания, как следуетнаправлятьих подсознательный ум, чтобы он решал вместо них их умственные задачи, всё равно как если бы одно лицо наставляло другое, как исполнить такую-то работу. Они знакомят их с методами, при помощи которых, собрав необходимые материалы, те могут приказать своему подсознательному уму, чтобы он разобрал этот материал, анализировал его, привёл в порядок и извлёк из него желаемые сведения; мало того, чтобы при случае он навёл необходимые научные справки о каком-нибудь философском или метафизическом вопросе, которые можно найти только в самом уме. А когда ученик или йог достаточно поупражнялся в этом искусстве, он уже вполне уверен, что желаемый результат получится в своё время, и потому он устраняет из своего сознательного ума занимавший его вопрос и обращается к другим вопросам, зная отлично, что его подсознательный ум будет беспрерывно — днём и ночью — за него работать, собирая справки или разрабатывая задачу. 

Вы сейчас же убедитесь в громадном превосходстве этого метода в сравнении с прежними приёмами действия «наугад», к которым прибегали учёные, наталкивавшиеся лишьна частицы этой истины. 

Учитель Йоги начинает с того, что старается запечатлеть в уме своего ученика тот факт, что ум способен простираться наружу до материального или умственного объекта и, рассмотрев его с помощью присущих ему методов, извлекать сведения, касающиеся этого самого объекта. В этом нет ничего поразительного — все мы ежедневно более или менее испытываем эту истину на себе. Но в высшей степени удивителен процесс, посредством которого сведения извлекаются — процесс, действительно совершающийся под сознательной плоскостью, между тем как роль сознательного ума заключается главным образом вудержании вниманияна объекте. Мы говорили о значении внимания в предыдущих чтениях, и теперь вам полезно было бы прочесть их ещё раз. 

Когда ученик уже вполне освоился с подробностями процесса сосредоточения внимания и с последующим развёртыванием знания, йог сообщает ему, что есть иные способы добывания сведений о предмете, с помощью которых внимание может быть твёрдо направлено на предмет и затембессознательнотам удерживаемо — то есть часть внимания, или подсознательная фаза мышления, которая и будет удерживать подсознательный ум твёрдо на работе, пока она не будет закончена, оставляя сознательное внимание и мышление свободными для занятий другими предметами. 

Йоги говорят, что эта новая форма внимания гораздо более интенсивна и могущественна, нежели сознательное внимание, ибо ему, этому бессознательному вниманию нельзя помешать, его нельзя поколебать или отвлечь от предмета, и что оно работает над своей задачей днями, месяцами, годами, и если необходимо — всю жизнь, смотря по степени трудности задачи, и даже переносит свою работу из одной жизни в другую, пока не будет отозвано волей. Они внушают своим ученикам, что в жизни каждого человека в большей или меньшей степени совершается эта подсознательная работа, удовлетворяя сильную жажду знания, проявленную субъектом в какой-либо из его предыдущих жизней и приносящую плоды лишь в настоящей. Много открытий было сделано в силу этого закона. Но не об этой фазе вопроса мы намерены говорить в нашем нынешнем чтении. 

Итак, по теории йогов, подсознательную умственную способность можно заставить приняться за работу, подчиняясь приказаниям, данным волей. Всем вам, конечно, известно, как в силу этого подсознательного умственного процесса, человек под влиянием необходимости или сильного желания, просыпается в назначенный час, чтобы попасть на поезд. Или как, например, мысль о том, что вы обещали кому-нибудь явиться, скажем, в четыре часа, вдруг сверкнёт у вас в голове именно в ту минуту, когда часовая стрелка подходит к условленному времени. Почти каждый человек может припомнить подобные случаи в своей жизни. 

Но йоги идут гораздо дальше. Они находят, что все, какие бы то ни было способности ума можно заставить работать над какой угодно задачей по приказанию воли. И в самом деле йоги и их лучшие ученики до такой степени овладели этим искусством, что считают лишним заниматься чёрной работой — думать в сознательной области — и предпочитают передавать такую работу в подсознательную область предоставляя сознательной работе обсуждение уже обработанных подсознательным умом мыслей и добытых им сведений. 

Их наставления ученикам занимают много места и требуют много времени — некоторые очень сложны и чрезвычайно подробны. Но мы надеемся, что сумеем в кратких словах и в сжатой форме на нескольких страницах этого чтения дать нашим читателям понятие обо всём этом. Следующие чтения прольют добавочный свет на вопрос о подсознательной деятельности ума, так же как и на другие связанные с ней вопросы. 

Йог выбирает время, когда ученик сидит, измученный над каким-нибудь головоломным философским вопросом, и приказывает ему ослабить все натянутые нервы и мускулы, устранить всякое умственное напряжение и подождать несколько минут. А затем советует ему посредством сосредоточения твёрдо и определённо поставить занимавший его вопрос перед своим умственным оком, а немного позднее усилием воли передать его подсознательному мышлению. Причём очень полезно представить себе этот вопрос в виде умственной картины, в виде материальной субстанции, словом, в видепучка мыслей,который как будто и в самом деле подняв вверх, мы оттуда бросаем в некий умственный люк, где он и исчезает из наших глаз. Тут ученик должен сказать, возвращаясь к подсознательному уму: «Я желаю, чтобы этот вопрос был всесторонне рассмотрен, анализирован, классифицирован и пр., и чтобы результат исследования был передан мне. Займись этим.» 

Ученику советуют обращаться к подсознательному уму, как к особому существу, которому дали работу; ему советуютс довериеможидать результата, ибо это доверие играет важную роль во всём этом процессе: степень успеха зависит от степени доверия. 

В случае неуспеха ученику рекомендуют, свободно пользуясь воображением и создавая соответственную умственную картину, стараться представить себе свой подсознательный ум занятым заданной работой. Этот процесс очищает для подсознательного ума умственную тропу, которую этот последний затем и выберет, так как он предпочитаетследовать по линии наименьшего сопротивления. 

Само собой разумеется, что многое зависит от практики: практика ведёт к совершенствованию во всём, и процесс, о котором идёт речь, не составляет исключения из общего правила. 

Ученик делает постепенно успехи в этом искусстве и затем уже посвящает своё время на приобретение новых фактов для умственной переработки, а не тратит его на механический мыслительный акт. 

Но здесь не следует упускать из виду того весьма важного обстоятельства, что сила воли, передавшая умственный материал в подсознательный ум — собственно она-то и заставляет его работать — много зависит от степени внимания и живого интереса, вкладываемых нами в этот материал. Вся масса мысленного материала, предназначенная для переработки в подсознательном уме, должна быть, так сказать, насыщена вниманием и живым интересом к ней для того, чтобы получился наилучший результат. Внимание и живой интерес — такие важные помощники воли, что заботясь о развитии и приобретении силы воли, мы в сущности работаем над развитием и приобретением внимания и живого интереса. Мы отсылаем читателя к предыдущим чтениям, где объяснено и описано всё значение этих двух факторов. 

Добывая материал для передачи его подсознательному уму, следует сосредоточить всё своё внимание на каждой отдельной мысли собранного материала. Это собирание материала — дело чрезвычайной важности, и к нему нельзя относиться слегка. Нельзя второпях набрать разнородный материал и воображать, что подсознательный ум справится как следует со своей задачей. Он не в состоянии это сделать, и тот, кто будет действовать на основе такого ошибочного предположения, непременно разочаруется в своих ожиданиях. 

Лучший способ добиться успеха — следующий: надо брать из собранного материала каждую мысль в отдельности, рассмотрев её с живейшим любопытством, а следовательно, и с величайшим вниманием, так сказать, пропитав её тем и другим, отложив в сторону, к той груде материала, который принадлежит передаче подсознательному мышлению. Затем займитесь следующей частицей и, обработав её таим же образом, так же отложите в сторону. А некоторое время спустя, когда вы уже достаточно ознакомитесь с главными фактами, внимательно исследуйте всю массу в целом, так сказать, сделайте всему материалу «генеральный смотр» и затем опустите его в «люк», в подсознательную область, со строгим приказанием «заняться этим материалом», и с доверием ожидайте исполнения этого приказания. 

Такой смотр всего материала способствует созданию яркой «умственной картины», с которой подсознательному уму уже нетрудно справиться. Не забывайте, что вы рассматриваете «мысли», которые должны быть затем обработаны подсознательным умом, и что чем более осязательны и реальны эти мысли, тем легче с ними совладать. Поэтому следует пользоваться всяким приёмом, содействующим превращению мыслей в «реальные» вещи. Достигается же этот результат с помощью внимания и живого интереса. 

Если нам позволено будет сделать простое, банальное сравнение, мы поясним нашу мысль, напомнив о варящемся яйце, когда жидкие белок и желток становятся твёрдыми и реальным. Подходящей иллюстрацией может служить и кисточка для бритья, постепенно превращающая жидкую мыльную пену в густую, компактную массу, а также сбивание масла. К этому последнему уподоблению охотно прибегают индусы, желая обратить внимание ученика на тот факт, что если исследовать «мысленный материал» с полным вниманием и с живым интересом, то он превращается «мысленные формы», которые можно обрабатывать также легко, как и материальный предмет. Мы советуем вам хорошенько подумать об этих иллюстрациях, ибо когда вы схватите ту идею, которую мы желаем вам внушить, у вас всегда будут под рукой великие мысленные силы. 

Эти подсознательные силы применимы не только при исследовании философских вопросов, но и в каждой области человеческой мысли, и могут быть употребляемы как при решении обыденных задач и работ, так и при более высоком полёте человеческой мысли. И желательно было бы, чтобы каждый из наших читателей проникся убеждением, что в этой лекции мы даём им ключ к громадной умственной силе. 

Чтобы ещё нагляднее представить вам, чт`о мы вам предлагаем, мы вам напомним о старинных сказках, где говорится о каком-нибудь бедном сапожнике, столяре, портном, заслужившем своей примерной жизнью расположение добрых фей, которые и являются каждую ночь, когда вся семья предаётся сну, и принимаются за работу, приготовленную рабочим на завтрашний день. Куски кожи превращаются в обувь, сукно в платья, доски склеиваются и сколачиваются гвоздями, из них выходят ящики стулья, скамьи и пр. Но неизменно во всех случаях чёрная работа была уже сделана рабочим накануне. 

Вот, именно с этим племенем умственных фей, любящих вас, очень расположенных к вам и очень желающих помочь вам в вашей работе мы и хотим познакомить вас. От вас требуется одно: чтобы вы дали им подходящий материал и сказали, чт`о вы хотите, чтобы они для вас сделали, и они сделают. Но помните, что эти умственные феи не что иное, как часть вашего ума, а вовсе не посторонние существа, как некоторые воображают. 

Действительно, многие, случайно открывшие эту способность подсознательного ума разрабатывать задачи и оказывать другие ценные услуги своему владельцу, думали, что помощь в самом деле к ним шла от какого-нибудь другого существа или ума. Иные предполагали, что это — послание друзей из мира духов, другие верили, что какой-нибудь высший ум — Бог или его ангелы — работают на них. Мы здесь не будем касаться сношений с духами или божественных посланий — мы верим и в то, и в другое, хотя и с некоторыми оговорками, — а просто скажем, что по нашему мнению большинство случаев подобного подобного рода могут быть отнесены к подсознательной работе собственного ума данного лица. 

Каждый из нас имеет «друга» в своём собственном уме. В действительности этих друзей — десятка два, и все они с восторгом оказывают нам услуги, если только мы позволяем им делать это. Не говоря уже о нашем высшем «Я», к которому мы можем обращаться за утешением и помощью в минуты глубокого потрясения и нужды, у нас в подсознательной плоскости есть невидимые умственные работники, с радостью готовые взять на себя значительную часть нашей умственной работы, если только мы приготовим им материал в надлежащей форме. 

Очень трудно дать точные указания для достижения этих результатов, так как успех много зависит от разных обстоятельств, сопровождающих каждый данный случай, но мыможем с уверенностью сказать, что главное условие — «отлить материал в форму» и затем передать его подсознательному уму тем путём, о котором мы только что говорили. Теперь рассмотрим слегка несколько случаев, к которым этот принцип может быть применим. 

Предположим, например, что вы находитесь в большом затруднении, какого образа действия держаться в известном деле. Каждый из открывающихся перед вами двух или нескольких путей имеет и свои хорошие, и свои дурные стороны, в которых вы не в силах разобраться. Чем больше вы стараетесь, тем больше вы запутываетесь. Наконец, эта работа настолько утомляет ваш ум, что он начинает обнаруживать признаки того состояния, которое можно назвать «умственной тошнотой». Это состояние известно каждому, кому приходилось долго углубляться в подобные думы. А между тем обыкновенно человек настойчиво продолжает трудиться над этой задачей, несмотря на утомлённое состояние ума и его явное отвращение к разбираемого вопроса, и надрывается над ним и денно, и нощно. Но это большая нелепость с его стороны. Ум сознаёт, что эта работа должна быть исполнена другой частью его самого — так сказать, его пищеварительным аппаратом, — и совершенно естественно возмущается, что ему вместо последней, окончательной отделки, навязывают чёрную работу. 

Разбираемая нами здесь теория гласит, что в данном случае человек должен прежде всего стараться успокоить свой ум, унять его, а затем привести весь материал в порядок: как главные части, так и второстепенные, расставить их по местам и медленно, внимательно и с большим интересом к каждой подробности произвести им смотр,отнюдь, однако, не пытаясь прийти к какому-нибудь решению или заключению.После смотра ему остаётся усилием воли передать весь вопрос в подсознательный ум, мысленно представив себе, будто он в самом деле опускает его в люк, и в то же времяотдать приказание: «Займись этим вместо меня». 

Затем, опять-таки усилием воли, вы должны удалить всю эту задачу из своего сознательного ума. Вначале это, может быть, и покажется трудновато; однако, упражняясь, вы вскоре приобретёте это искусство, если будете часто повторять утверждение вроде следующего: «Я удалил этот вопрос из моего сознательного ума, и мой подсознательный ум займётся им для меня». При этом вам следует стараться внушить себе полное доверие к успешному решению вопроса и нисколько не тревожиться о нём. И это опять-таки достигается практикой — два-три удачных решения, и в вас само собой внедрится чувство доверия к успеху. Всё дело в терпении и настойчивости. А потрудиться стоит — добившись этого искусства, вы уже будете смотреть на него, как на неожиданно найденное сокровище. Не говоря о главном результате, уже одно чувство спокойствия, удовлетворённости, доверия, снисходящее на каждого, применяющего этот метод, само по себе заставит забыть все хлопоты. При этом прежние мучения, волнения, раздражения отходят в область прошедшего и почитаются остатками варварства. Новый путь открывает мир новых чувств и удовлетворения. 

Иногда задача разрабатывается подсознательным умом очень быстро; мы знаем примеры, когда ответ получался почти мгновенно, в роде наития. Но в большинстве случаев требуется время. Подсознательный ум работает очень скоро, но сколько времени надо употребить, чтобы распределить надлежащим образом мысленный материал и придать ему желаемые формы! Лучше всего отложить решение вопроса до следующего дня — выспаться, прежде чем принять какое-нибудь важное решение. Не даром говорит пословица: «Утро вечера мудренее». 

Если решение не явится на следующий день, верните всю задачу в сознательный ум для нового рассмотрения. И вы тотчас же заметите, что вопрос значительно выправился, выяснился и начинает принимать окончательную форму. Но здесь-то именно и важно не впасть в ошибку: не вздумайте снова рассматривать его во всех мелочах и подробностях, не расчленяйте его, не старайтесь обработать его вашим сознательным умом, но с вниманием м интересом осмотрите его в новом виде, а затем верните его в подсознательный ум для дальнейшей работы. И с каждым разом вопрос будет всё более и более выясняться и работа совершенствоваться. Но и здесь надо быть очень осторожным и не поддаваться нетерпению новичка — не следует часто возвращаться к вопросу, чтобы видеть, что с ним сталось, как это было с тем мальчиком, который посеял семена и каждыйдень выкапывал их, чтобы посмотреть, пустили ли они ростки и на сколько всходы поднялись. Выждите, чтобы работа созрела сама собой. 

Рано или поздно подсознательный ум по собственному почину представит вопрос в его окончательной форме сознательному уму на его усмотрение. Подсознательный ум вовсе не настаивает на том, чтобы вы согласились с его мнением, с его взглядами, чтобы в одобрили его труд: он сортировал, классифицировал, приводил в порядок и теперь вручает вам результат своей работы. Выбор по-прежнему зависит от вас, но вы видите, что такой-то проект или такой-то путь яснее вырисовывается, чем другие, и очень может быть, что вы остановитесь именно на нём. Дело в том, что подсознательный ум с удивительным терпением тщательно анализировал вопрос; разъединил то, что повидимому раньше было соединено, и наоборот, найдя сходство, соединил то, что противопоставлялось одно другому. Одним словом, он сделал для вас всё, что вы могли бы сделать сами,— но на это потребовалось бы много времени и труда — и сделал хорошо. И затем представил свой труд на ваше усмотрение и на ваш приговор. 

Вся его работа, повидимому, состояла в сортировке, расчленении, анализе и приведении в порядок доказательства и затем — в представлении его вам в ясной, систематической форме. Он и не пытается присваивать себе прерогативу и функцию судьи, отлично сознавая, что с представлением обработанного им доказательства его работа кончается и с этого же пункта начинается работа сознательного ума. Однако не следует смешивать этой работы с работой интуиции — совсем иной умственной плоскости. Деятельность у них совершенно различная. Подсознательный ум — хороший слуга, не претендующий на более почётное звание, тогда как интуиция — словно бы друг из высших слоёв общества, который делает вам предостережения, даёт советы. 

Мы уже указывали вам, как надо действовать, чтобы сознательно и умело пользоваться этой частью ума для того, чтобы достичь наилучших результатов и избавиться от беспокойства и мучений, вечных спутников всякого неразрешённого вопроса. Бессознательно же каждый из нас более или менее пользуется этой частью ума, не подозревая, какую важную роль он играет в нашей умственной жизни. Мы в затруднении, как решить вопрос, и всё думаем о нём, пока какое-нибудь другое дело не заставит нас отложить в сторону этот вопрос или просто, пока сон нас не одолеет. И когда мы снова вспомним об этом вопросе, то к изумлению нашему, он иногда оказывается уже несколько выправленным, выясненным, и мы как будто узнали о нём нечто, чего не знали раньше. Мы не понимаем, в чём дело, и готовы махнуть на всё рукой, как на что-то «неважное». В этих чтениях мы пытаемся объяснить это «неважное» и дать вам возможность пользоваться им сознательно и разумно, а не случайно, инстинктивно и неловко, как вы им пользовались до сих пор. Мы учим вас искусству господствовать над умом. 

Теперь посмотрим, как применить это правило в другом случае. Представим себе, что вы желаете собрать воедино все сведения, которыми вы обладаете относительно такого-то предмета. Прежде всего, дознано, что мы знаем гораздо больше о каком бы то ни было предмете, чем думаем. В различных тайниках нашего ума, или памяти, если вы предпочитаете это выражение, разбросаны затерянные частицы сведений или знаний, касающихся чуть ли не каждого предмета. Но эти частицы не связаны между собой. Вы никогда не пробовали внимательно вдуматься в данный вопрос, и факты, к нему относящиеся, не представлялись в вашем уме в их взаимном отношении. Всё равно, как если бы у вас в огромном складе были повсюду разбросаны сотни фунтов какого-нибудь товара по маленьким кусочкам то там, то здесь, вперемешку с тысячами других вещей. 

Вы можете сделать опыт: вам стоит сесть и заставить свои мысли заняться каким-нибудь предметом, и вы тотчас же увидите, что в поле вашего сознания начинают появляться разного рода сведения, о которых вы, повидимому, забыли, и что все они размещаются по своим настоящим местам. С каждым человеком бывали такие случаи. Но ведь собирать воедино разбросанные отрывки сведений — дело скучное для сознательного ума тем более, что подсознательный ум может справиться с этой задачей так же хорошо, каки сознательный. В сущности, он-то, то есть подсознательный ум, и занимаетсявсегдаэтой работой, даже тогда, когда вы думаете, что ею занимается сознательный ум. Роль последнего ограничивается сосредоточением внимания и удержанием его на предмете. Но и это удержание внимания — работа скучная, и нет надобности, чтобы сознательный ум тратил свою энергию на подробности задачи, ибо эта работа может быть исполнена и легче, и проще. 

Самое лучшее в данном случае — прибегнуть к способу, подобному том, который мы наметили несколькими страницами раньше; то есть следует удерживать ваше внимание, сопровождаемое живейшим интересом, на занимающем вас вопросе, пока вы не получите ясного представления о том,какой, собственно, ответ вам нужен;затем следует передать весь вопрос подсознательному уму с приказанием «заняться этим», а самому забыть о нём — выбросить его из головы: пусть подсознательный ум работает за вас. Если возможно, не возвращайтесь к этому вопросу раньше следующего утра, а затем снова рассмотрите его и если ваши приёмы были правильны, вы увидите, что что задача разработана, приведена в логическую последовательность так, что вашему сознательному уму уже нетрудно будет обозреть целый ряд фактов, примеров, иллюстраций и опытов, её касающихся. 

Многие из вас могут сказать, что они не прочь были бы применить этот метод и в таких случаях, когда нет времени откладывать решение дела до следующего дня. На это мы ответим, что можно ускорить работу подсознательного ума; и действительно, многие деловые люди по необходимости сами собой наталкивались на этот ускоренный метод. Они быстро, с большим вниманием знакомятся с вопросом, обращаясь к самой сути его, а затем на 1-2 минуты оставляют его в подсознательном уме, употребив эти минуты на «предварительные переговоры», пока у них не появится первый проблеск возможности какого-либо решения вопроса. Дождавшись его и ухватившись за первый попавшийся свободный конец вернувшегося вопроса, они разматывают клубок сведений и начинают «говорить» о деле, сами удивляясь, откуда всё это у них берётся. Многие юристы, достигнув в этом большого искусства, прослыли за весьма «находчивых» ораторов. Этим господам часто приходится внезапно очутиться лицом к лицу с таким вопросом, запутанности которого они за минуту того и не подозревали. Но они испытали на практике, что предаваться в таких случаях страху и терять веру в себя — безумие: что-то подсказывало им, что к ним придёт на выручку нечто, существующее в них самих. И вот, приняв самоуверенный вид, они произносят несколько пустых, банальных фраз, между тем как подсознательный ум быстро собирает материал для ответа. Через минуту в голове у говорящего вдруг мелькает мысль; а за ней другая, третья уже следует с такой быстротой, что оратору почти невозможно все их передать словами. И, смотришь, опасность миновала, и блестящий успех неожиданно получается там, где грозили, повидимому, неудача и поражение. В таких случаях требование заняться вопросом не предъявляется подсознательному уму словесно; оно есть следствие сильнейшей потребности ума. Однако, если отдать быстро приказание словами «Займись этим», результат будет более успешный. 

Мы знавали многих выдающихся дельцов, которые прибегали к сигаре во время важных деловых свиданий не потому, чтобы имели особенное пристрастие к табаку, а потому, что они на практике научились ценить минутную передышку, во время которой человек может «собраться с мыслями», как выразился один из них. Представьте себе, что кто-нибудь внезапно обращается к такому дельцу с вопросом или с каким нибудь предложением, требуя немедленного ответа. Не станет же тот на глазах у всех своим сконфуженным видом обнаруживать затруднение, в которое неожиданно попал. Вместо этого он затягивается сигарой, медленно и внимательно оглядывает пепел на её кончике, смахивает его в пепельницу, и наконец, медленно произносит: «Да, что касается этого...» или что-нибудь в таком роде. Эта фраза служит как бы предисловием к настоящему ответу, который в это время торопливо вырабатывается подсознательным умом, чтобы он мог быть вовремя произнесён в надлежащем месте. Этих нескольких выигранных минут было достаточно, чтобы подсознательный ум собрал материал и чтобы вопрос принял надлежащую форму, без малейшего видимого колебания со стороны ответчика. Конечно, для достижения такого искусства требуется практика, но во всех подобных случаях принцип-то проглядывает один и тот же: человек приказывает какой-то скрытой части своего ума работать за него, и когда начинает говорить, то видит, что вопрос уже разработан и в худшем случае ему придана хотя бы только грубая форма. 

Наши читатели поймут, конечно, что мы вовсе не советуем курить сигары во время свиданий по важным делам, а просто привели эти примеры, как ярко иллюстрирующие наш принцип. Другие лениво вертят в пальцах карандаш и в критическую минуту роняют его. Но довольно этих примеров, иначе нас могут обвинить в том, что мы даём советы житейской мудрости, вместо того, чтобы учить, как следует пользоваться умом. Перерыв, который делает с многозначительным видом учитель, когда ему надо ответить на вопрос ученика, может также служить доказательством влияния этого закона. Учитель часто говорит: «Постойте, я подумаю с минуту», но во время этой паузы он вовсе не думает сознательно о заданном ему вопросе, а смотрит мечтательно куда-то вперёд; а между тем подсознательный ум в это время работает за него, хотя данное лицо, пожалуй, и не подозревает этой работы. Нам стоит попристальнее вглядеться вокруг, чтобы познать всю важность этой истины, так часто применяемой. 


Страница 7 из 9:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   Вперед 

Авторам Читателям Контакты