Главная
Каталог книг
medicine

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Опять-таки, возьмем хроническую малярию, которая лечилась хинином так долго, что ее течение осложнилось проявлениями Psora. После того, как больной примет дозу China в качестве антидота хины, озноб и лихорадка появятся вновь, но уже не осложненные проявлениями Psora. Здесь мы видим очевидность разделения, которое С. Ганеман считал необходимым для успешного лечения. В данном случае симптомы малярии теперь четко указывают нам на необходимое лекарство. До этого малярия не могла быть излечена, т. к. она была осложнена проявлениями Psora и невозможно было подобрать один подобный препарат. Поэтому сначала назначается препарат-антидот, который устраняет лекарственную болезнь, и тогда четко проявляются характерные черты истинной болезни. Это происходит в соответствии с одним из основных принципов гомеопатии: те болезненные проявления, которые были раньше, при правильном лечении возникают вновь и исчезают, чтобы больше никогда не появиться. 

В 37 С. Ганеман пишет: " Точно таким же образом аллопатическое лечение, не слишком сильное, хотя продолжалось бы многие годы, не может излечить застарелой хронической болезни; она остается без изменения, ибо ее лечат лекарствами, которые не могут возбудить в здоровом теле поражения, сходные с естественным страданием". Чтобы подавить проявление хронической болезни, требуется достаточно сильное насилие над организмом, т. е. кровопускание, сильное потение и др. методы, применяемые в аллопатической медицине. Но подобное лечение подавляет или ослабляет проявления хронической болезни только на время, а потом, когда грубое насилие над организмом прекращено, симптомы появляются вновь, но уже в более тяжелой форме: чем тяжелее лекарственная болезнь, тем сильнее в худшую сторону меняются проявления хронической болезни. Насильственное лечение меняет природу хронической болезни: новая, более сильная болезнь подавляет предыдущую, менее сильную болезнь. Например, до тех пор, пока продолжается действие хинина, будет подавляться и пребывать в скрытом состоянии несходная болезнь, которую врач-аллопат пытается вылечить с помощью хинина. Хинин может стать причиной появления в организме новой лекарственной болезни, которая будет длиться годами и не исчезнет до тех пор, пока врач не подберет необходимый антидот. Но после назначения этого антидота малярия, которая была подавлена многие годы, снова появится в своей первоначальной форме, и пациент скажет: 

"Это такие же симптомы, как и те, что были у меня, когда меня лечил доктор такой-то. Он вылечил меня корой хинного дерева (хинином)". Это настолько банальная история, что любой врач-гомеопат с многолетней практикой приведет вам десятки подобных случаев. Проявления малярии исчезли только потому, что хинин способен вызвать более сильную лекарственную болезнь, чем малярия. Мышьяк также способен вызвать опасную лекарственную болезнь, последствия которой будут еще более ужасными. 

В тех случаях, когда мы сталкиваемся с осложнениями, вызванными влиянием одной болезни на другую, при правильном лечении одна группа симптомов сменяется другой, указывая врачу, что назначенный препарат свое дело сделал и необходимо подбирать следующий. Группы симптомов должны исчезать в порядке, обратном их появлению, т. е. первой должна появиться та группа симптомов, которая была подавлена последней, а те симптомы, которые были в начале заболевания, должны появиться в самую последнюю очередь. 

Из всего вышесказанного мы видим, что две несхожие болезни могут либо вместе существовать в одном организме, либо порождать общую, более тяжелую болезнь. Но далеконе всегда возможно узнать, какие заболевания породили ту болезнь, с которой пациент пришел на прием, или какое лекарство сформировало лекарственную болезнь. 

Далеко не каждое лекарственное вещество способно сформировать лекарственную болезнь. В любом случае, когда симптомы проявляются еще частично и известно лекарство, вызвавшее болезнь, необходимо попробовать назначить препарат, являющийся антидотом, разумеется, если и остальные симптомы подобны патогенезу этого лекарства. Таким образом мы попробуем достигнуть максимального подобия. Подобное лекарство вероятнее других будет действовать как антидот по отношению к средству, вызвавшемулекарственную болезнь, потому что основной принцип гомеопатии - это принцип подобия. 

"Органон", 43: "Но совсем иначе бывает при стечении двух подобных болезней, т. е. когда к существующей болезни присоединяется другая, сильнейшая и сходная с нею. Здесь-то и показывает природа, как она сама собою может лечить болезни и чего требует от врача". 

 

Лекция 16 СВЕРХЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ БОЛЬНЫЕ 

Лекарственные болезни не всегда вызываются действием только аллопатических доз. Практикующий врач обязательно встречает среди своих пациентов людей с лекарственной болезнью, вызванной неправильным назначением потенцированных препаратов. Это сверхчувствительные люди, которые получили повторные дозы подобных препаратов. 

В некоторых случаях лекарство продолжает оставаться подобным после приема достаточной для излечения дозы, и повторные его назначения могут привести к проявлениюодного из хронических миазмов или к формированию хронической болезни в зависимости от природы этого лекарства. У меня есть больной, который уже в течение семи или восьми лет страдает от лекарственной болезни, вызванной неправильным назначением Lachesis. Очень много пациентов приходят на прием с патологическими состояниями из-за неправильного или многократного назначения Sulfur и других глубоко действующих гомеопатических полихрестов. Симптомы, вызванные действием лекарства, постоянно выходят на первый план, с годами формируя патологический конституциональный тип с периодически повторяющимися обострениями. Многие неорганические вещества, совершенно безвредные для человека в естественном состоянии, становятся токсическими в потенцированном виде для сверхчувствительных людей. К примеру, некоторые люди любят молоко и пьют его постоянно, не испытывая никакого дискомфорта, но это же самое молоко в высокой потенции может стать причиной лекарственной болезни, от которойони будут страдать годами. У врача, испытавшего на себе Lac caninum в течение долгих лет, периодически наблюдались обострения лекарственной болезни, вызванной этим средством, так как он оказался сверхчувствительным к этому препарату. Но если бы при испытаниях он строго следовал рекомендациям С. Ганемана, этого бы не произошло: лекарственная болезнь протекала бы по типу острой и после окончания испытания препарата исчезла бы навсегда. Это еще одно доказательство того, что испытания новых лекарств мы должны проводить, строго придерживаясь схемы, разработанной С. Ганеманом. 

Я дал однажды очень высокую потенцию Lachesis сверхчувствительному пациенту и наблюдал, как после единственной дозы в течение двух месяцев у него одна за другой появлялись и исчезали навсегда все его прошлые болезни, характерные для патогенеза Lachesis. Но по мере того, как исчезали симптомы Lachesis, на первый план выходили симптомы хронического миазма. Иначе говоря, организм этого пациента оказался сверхчувствительным именно к Lachesis и поэтому сформировался конституциональный тип Lachesis, т. е. хроническая болезнь, оказавшаяся сильнее хронического миазма и подавившая его проявления. И по мере того, как эта хроническая болезнь излечивалась, появлялись проявления более сильной болезни, т. е. хронического миазма. 

Но всегда следует помнить, что при назначении такому сверхчувствительному пациенту лишней дозы подобного препарата, он перестает быть целительным, а действует уже в противоположном качестве, становясь причиной лекарственной болезни. Вы должны избегать назначать сверхчувствительным больным лекарства в 1000-й потенции и в ещеболее высоких, которые способны вызвать лекарственную болезнь, а пользоваться 30-ми и 200-ми разведениями. При правильно подобранном лекарстве назначение таких потенций даст результат довольно быстро. 

"Органон", 46: "Здесь можно было бы привести множество примеров гомеопатического излечения самою природою одних болезней посредством присоединения к ним других, сходных с ними. Но, не выходя из области известных и неопровержимых фактов, мы должны исключительно придерживаться только тех всегда одинаковых болезней, которые происходят от постоянного миазма и известны под определенным названием. 

Оспа, столь известная по сложности и жестокости своих припадков, служила чрезвычайно часто для гомеопатического излечения многочисленных болезней, сходных с нею по симптомам. Так, одно из самых общих действий оспы состоит в том, что она производит жестокое воспаление глаз, часто оканчивающееся потерею зрения; но она же и излечивает хроническое воспаление глаз, по наблюдениям Dеsоtеих и Lеrоу. По свидетельству К1еin'а, потеря зрения, продолжавшаяся два года и обусловленная скрывшеюся внутрьпсорою, излечилась под влиянием оспы. Сколько раз псора вызывала глухоту и одышку! Но эти же болезни были и уничтожаемы ею, когда она достигала высшего своего развития, как свидетельствует J.F. Closs. 

Воспаление ядер, даже самое сильное, тоже частый припадок оспы; поэтому она могла уничтожить значительную и долго существовавшую опухоль левого ядра, происшедшую от ушиба, как это наблюдал К1еin, и значительную опухоль под глазами, по свидетельству другого наблюдателя. 

Оспа производит также тщетные позывы на низ (tепеsmi апа1еs), сопровождающие обыкновенно кровавый понос, как это наблюдал Fr. Wendt. 

Когда после прививной оспы появляется натуральная, последняя тотчас же уничтожает первую, не допуская ее достигнуть полного развития, как по значительному сходству, так и потому, что она сильнее прививной. Но если натуральная оспа появляется в то время, когда прививная оспа уже близка к зрелости, то последняя гомеопатически ослабляет первую, как наблюдал Миhrу и многие другие. 

Кроме способности производить обыкновенные прыщи, предохраняющие от натуральной оспы, лимфа прививной оспы обладает еще способностью вызывать всеобщую скоротечную сыпь (ехапthета). Последняя состоит в появлении конических прыщей, редко гнойных и крупных, обыкновенно же мелких, сухих, которые сидят на маленьких красных пятнах, перемешанных с другими красными же и круглыми пятнами на коже. Эта сыпь, сопровождаемая иногда жестоким зудом, появляется у многих детей за восемь дней прежде, а еще чаще после появления красного кружка (аrео1ит) прививной оспы, и исчезает через несколько дней, оставляя после себя небольшие, красные жесткие пятна на коже. Вот почему прививная оспа излечивала у детей, совершенно и прочно, самые застарелые и беспокойные сыпи, как заметили это многие наблюдатели. 

Прививная оспа, производящая, между прочим, опухоль руки, излечила, по высыпании своем, распухшую и полупараличную руку. 

Лихорадка прививной оспы, развивающаяся обыкновенно до появления прыщей около красного кружка, излечила гомеопатически перемежающуюся лихорадку у двух особ, каксвидетельствует Hardage-младший в подкрепление замечания J. Нипtеr'а, что две лихорадки (сходные) не могут совмещаться в одном и том же теле. 

Корь, по лихорадке и кашлю, имеет большое сходство с коклюшем. Вот почему Bosquillon заметил в одной эпидемии, когда обе эти болезни свирепствовали одновременно, что многие дети, заболевая корью, оставались свободными от коклюша. Они освободились бы все и навсегда от коклюша, если бы последний был сходен с корью вполне, а не отчасти только, если бы он сопровождался сыпью, появляющейся при кори; поэтому корь могла не всех, а только многих детей предохранить от коклюша, и то только на время упомянутой эпидемии. Когда же корь встречается в теле с недугом, сходным с нею в главном припадке, именно в появлении скоротечной сыпи, то она без сомнения может излечить его гомеопатически. Таким образом, по наблюдению Коrtит'а, излечивались быстро, вполне и прочно хронические лишаи по высыпании кори. Просовидная и жгучая сыпь на лице, шее и руках, продолжавшаяся шесть лет и возобновляющаяся при всякой перемене погоды, была превращена появлением кори в повсеместный подкожный отек; когда же прошлакорь, то и неприятная сыпь была совершенно излечена и затем уже не возвращалась". 

47: "Эти естественные излечения всего яснее и убедительнее учат врача выбору искусственных болезнетворных сил, способных уничтожать болезни верно, скоро и прочно". 

48: "Из приведенных примеров видно, что сама природа никогда не может уврачевать одну болезнь другою, несходною, как бы ни была последняя сильна, но она производит это излечение, как бы чудом, только под влиянием сильнейшей и сходной болезнетворной силы, припадки которой подобны припадкам лечимой болезни. Причина этого кроется в вечных и неизменных, но поныне неизвестных нам законах природы". 

49: "Мы нашли бы гораздо большее число этих гомеопатических естественных излечении, если бы, с одной стороны, наблюдатели были бы к ним внимательнее, а с другой - природа не имела так мало вспомогательных болезней, способных лечить гомеопатически". 

В 46 С. Ганеман приводит примеры естественного гомеопатического излечения. Часто врачи, сами того не осознавая, на основании опыта используют в своей лечебной практике подобные естественные лекарства. Так, мы советуем пациентам с лихорадкой отправляться на юг (имеются в виду южные штаты Америки), в места, где находятся малярийные болота. И действительно, через несколько лет человек возвращается здоровым из такого, казалось бы, гиблого места, а те, кто уезжает в более благоприятные по климату места, не излечиваются. 

Миазмы могут излечивать все подобные болезни, т. к. исцеляющее начало их находится в нематериальном состоянии. Нарушения, которые вызывает в организме действие природных миазмов, подобны нарушениям, вызванным болезнью, и излечение происходит согласно одному из законов природы - закону подобия. 

В начальный период, когда гомеопатия еще только зарождалась как наука и лекарств, испытанных согласно правилам гомеопатии, было еще мало, врачу-гомеопату стоило большого труда из-за ограниченного количества препаратов подбирать подобные лекарства ко всему разнообразию болезней. Но в настоящее время, если врач умеет работать с Маteriа Мediса, то он может подобрать подобный препарат практически во всех случаях. 

Каждый врач-гомеопат должен постоянно совершенствовать свои знания Маteriа Меdiса, нельзя терять время впустую. Нельзя найти оправдание врачу, который пренебрегает нашими испытанными лекарствами, пользуясь недостаточно испытанными или вообще не испытанными лекарственными средствами в угоду моде или поддерживая традиции. Некоторые врачи считают, что могут делать все, что угодно, если это идет, по их мнению, на пользу больному. Это ловушка, способная уничтожить любого врача, который не будет избегать ее. Мы знаем, что есть доктора, называющие себя гомеопатами, которые назначают лекарства не для того, чтобы излечить болезнь, а лишь для того, чтобы уменьшить страдания больного, и при этом придумывают для себя различные оправдания, скрывая свое невежество. У таких горе-гомеопатов просто не хватает внимания, знаний,или ума, чтобы правильно собрать анамнез и найти подобное лекарство, излечивающее болезнь. Каждый думающий гомеопат понимает, что лекарство, устраняющее симптомы,не позволяет подобрать полностью подобный препарат, необходимый для избавления пациента от его страданий, а в этом случае можно лишь временно устранить или уменьшить страдания, которые через определенный промежуток времени вернутся снова, еще более жестокие. Если вы считаете возможным назначить при лихорадке хинин или болеутоляющее средство, то продолжайте и дальше пользоваться этими средствами, но не называйте себя гомеопатами, ибо вы, ничего не смысля в гомеопатии, только дискредитируете ее. Человек, поступающий подобным образом, - неудачник в гомеопатии. Некоторые люди не способны понять и усвоить гомеопатическую доктрину и поэтому смешивают в одно невообразимое целое гомеопатию и аллопатию, подчеркивая свое невежество. Я с гораздо большим уважением отношусь к врачу-аллопату, чем к врачу, называющемусебя гомеопатом, который недостаточно знает гомеопатию, чтобы использовать этот метод в своей врачебной практике. 

Зачем врачу-гомеопату назначать местные средства для смазывания дифтерийных пленок в добавление к подобному препарату? Если эти местные средства окажут какое-нибудь действие, то как вы сможете правильно оценить действие основного гомеопатического средства? Если местное средство оказывает целительное действие, то зачем назначать еще одно - подобное? И наоборот, если местное средство не оказывает никакого действия, то зачем его применять? Не может быть никаких причин для назначения лекарственного препарата, который не оказывает целительного действия. 

Эта тема послужила причиной бурной дискуссии на одном из недавних врачебных конгрессов. Один врач настоятельно рекомендовал использовать перекись водорода для промывания гнойных полостей, говоря, что это не повредит основному лечению. Но вопрос в том, дает ли какую-нибудь пользу это дополнительное лечение? Если да, то подобное промывание исказит клинические проявления болезни, что значительно затруднит подбор подобного препарата. Изменения, которые происходят после воздействия лекарства, помогают врачу определить дальнейшее лечение. А если пациент лечится дополнительно другими методами, то клинические проявления болезни искажаются и врач пребывает в замешательстве. Если же после назначения лекарства нет абсолютно никаких изменений, то врач знает, что ему в этом случае необходимо делать. 

Врачи-аллопаты, прописывая опиум своим больным, назначают его не столько для облегчения страданий больного, сколько для успокоения близких, умоляющих врача сделать хоть что-нибудь. Они стоят вокруг постели больного, заламывая руки и спрашивая: "Доктор, Вы не могли бы сделать хоть что-нибудь?" - и бедный доктор, теряя способность трезво мыслить, дает дозу опиума. Зачем он делает это? Да чтобы успокоить близких больного, хотя и понимает прекрасно, что вредит своему пациенту и, кроме того, лишает себя возможности подобрать подобное лекарство, которое исцелит больного. Могут ли страдания пациента служить оправданием врачу, который своими действиями лишает себя возможности в будущем вылечить пациента? Врач оправдывает себя, говоря: "Если бы я не сделал этого, люди не поняли бы меня". Какое значение может иметь мнение посторонних людей для выполнения врачом своего профессионального долга? Если врач при выполнении своего профессионального долга будет поддаваться давлению близких больного или заботиться о своей репутации в глазах других, а тем более, если в первую очередь будет думать о своем кошельке, а не о здоровье своего пациента, - то такой человек никогда не сможет стать гомеопатом. 

Честный человек не оглядывается на других. Для него существует только один критерий - то, что является наилучшим в данном случае. Именно это,, он и будет делать. 

Часто бывают такие ситуации, когда врач стоит перед выбором - жизнь пациента или долг врача? Сможет ли он взять на себя ответственность за смерть пациента? Я считаю,что смерть пациента - ничто в сравнении с нарушением врачебного долга, хотя в обоих случаях на долю врача достанется самое худшее. Доктор, который нарушает свой врачебный долг, совершает насилие над своей совестью, и потеря совести страшнее, чем смерть пациента. 

Обычно опытные и хорошо подготовленные врачи имеют достаточную выдержку, чтобы дождаться того момента, когда, казалось бы, умирающий больной начинает оживать и состояние его значительно улучшается, хотя все окружающие наперебой упрекают врача в бездействии. 

Как следует поступить врачу, когда атмосфера вокруг него накалена до предела? Врачу, который будет делать свое дело так, как считает нужным, не обращая внимания на крики и вопли окружающих, можно доверить любого, даже самого тяжелого больного. Врач, отступающий от своих принципов и дрожащий перед каждой угрозой, поступается своей совестью, его можно купить и заставить сделать все, что угодно, на него нельзя положиться в трудной ситуации. 

Это бывает непросто для врача-гомеопата - успокоить самого себя, когда рядом нет ни одного сочувствующего человека. Отношение окружающих никогда не должно влиять на исполнение врачебного долга. Лучше позволить врачу внимательно изучить проявления болезни. То, что истинно, защищается и развивается, то, что ложно, деградирует. Позвольте человеку несколько раз потерять самоуважение, и он становится трусом и доносчиком, способным совершить любую низость. Врач, который поступил согласно велению долга и совести, может открыто смотреть в глаза близким, когда пациент умер. 

"Органон", 63: "Каждое лекарство, равно как и всякая сила, имеющая влияние на нашу жизненную деятельность, расстраивает и видоизменяет последнюю, приводя в состоянииздоровья более или менее продолжительную перемену. Эту перемену называют первоначальным действием, и хотя бы она была вызвана одновременным действием лекарства и жизненного начала, тем не менее по преимуществу она есть сила врачебная. Хранительная сила организма затем стремится противодействовать чуждому влиянию, и это противодействие, принадлежащее нашему жизненному началу, этот результат его автоматической деятельности, называется вторичным, или реактивным действием (противодействием)". 

"Органон", 64: "В продолжение первоначального действия искусственных болезненных сил на здоровое тело, жизненное начало, по-видимому, играет вначале просто страдательную роль, как бы поневоле воспринимая и вынося впечатления внешней силы, на него действующей; но затем оно приобретает самостоятельность и противополагает первоначальному действию другое, как результат собственной энергии. Здесь' возможны два случая: 

а) Если в теле существует состояние, прямо противное первоначальному действию чуждой силы, то жизнедеятельность всегда стремится воспроизвести его, и притом соразмерно с силою болезненного или врачебного влияния, а также со своею собственною энергией (действие вторичное, реактивное). 

б) Но везде, где такого противного состояния не оказывается, жизненное начало старается, по-видимому, только, изгладить превышающею силою первоначальное действие внешней силы и, вместо последнего, восстановить состояние спокойствия и правильного здоровья (действие вспомогательное, целебное)". 

В этих параграфах С. Ганеман рассматривает первичное и вторичное действие лекарства. Я считаю, что нет необходимости подробно останавливаться на этой теме. Первичное и вторичное действие - это единое действие лекарства, хотя некоторые гомеопаты пытаются их дифференцировать. Не имеет значения, страдает ли пациент от симптомов, которые появились при первичном действии лекарства или при вторичном, - лекарство будет излечивать одним и тем же образом. Появившиеся симптомы вызваны действием лекарства, и они очень часто противоположны друг другу. На ранних стадиях появляется бессонница, а в конце - сонливость, и одно состояние часто более выражено, чем другое. 

Например, при испытаниях Орium у исследователей сначала наблюдалась бессонница, а затем сонливость. В патогенезе Орium есть и сонливость, и бессонница, и если другие его характерные симптомы подобны болезни, то не имеет значения - испытывает ли пациент сонливость или же у него бессонница. Если Оршт подобен заболеванию, он будет лечить в любом случае, и нет нужды выяснять, когда он вызывает бессонницу, а когда сонливость. 

У некоторых испытателей при приеме аллопатических доз Орium вначале наблюдался понос, а затем запор. И любой врач знает, что если сегодня он примет Орium в аллопатической дозе, то через 6 часов у него начнется понос, который будет продолжаться в течение нескольких дней, а затем примерно на протяжении 6 недель будет запор. Знать, что лекарство может действовать двояко, - это просто знать природу лекарства в общем. 

Существуют конституциональные типы людей, организм которых реагирует специфическим образом, и эти состояния часто проходят после испытания лекарства или, наоборот, появляются. У этих пациентов симптомы могут быть изменчивы до такой степени, что запутывают врача, пока он не определит конституциональный тип. Это очень важно при выборе препарата - знать конституциональный тип пациента. 

Конечно, при острых заболеваниях симптомы часто бывают выражены так отчетливо, что подобное лекарство может быть назначено без определения конституционального типа. Но острые заболевания с течением времени формируют патологический конституциональный тип, становясь постоянными. 

 

Лекция 17 НАУКА И ИСКУССТВО 

До этого мы изучали принципы, относящиеся к теории гомеопатии. Обобщая эти принципы, С. Ганеман выделил три важных элемента, касающихся применения их в практической деятельности. 

Во-первых, врач-гомеопат должен знать, как и какие сведения он должен получить о болезни, чтобы быть способным излечить ее. Это относится к болезни в общем и к проявлению болезни у отдельного человека в частности. 

В третьей лекции мы выяснили важность этого вопроса. С этой лекции и до конца курса мы будем изучать эту тему очень подробно. Есть много вопросов, относящихся к этой теме, в которых врач-гомеопат должен разбираться детально, но основным является знание природы острых и хронических миазмов, а также проявление их действия у конкретного человека. 

Во-вторых, врач-гомеопат должен уметь находить нужное лекарство, излечивающее болезнь. Этот процесс является составной частью обучения пользования гомеопатической Маtеriа Меdiса и должен включать в себя не только изучение патогенезов лекарств, но и знание того, как эти патогенезы составляются. 

В третьих, врач-гомеопат должен знать и уметь выбрать наиболее эффективную методику лечения. Для этого нужно изучить все методики лечения, используемые в гомеопатии, самым рациональным, научным и тщательным образом, что и будет сделано в последующих лекциях. Только таким образом мы можем перейти от науки гомеопатии к искусству лечения. 

К настоящему времени мы уже разобрали в основном все принципы гомеопатии как науки. В гомеопатии болезни не разделяются по различным группам, как это принято в аллопатической медицине, т. к. это бесполезно: лечить надо не болезнь, а человека. Название болезни, диагноз, как выражаются аллопаты, мало помогает при лечении, но врач-гомеопат должен тщательно записывать все проявления болезни у конкретного больного, фиксировать их на бумаге, пользуясь всем богатством языка, чтобы в любое время обновить образ болезни в своей памяти. Если же врач просто написал название болезни, т. е. диагноз, то в будущем он не сможет сделать правильного назначения, потому что, когда пациент придет к нему на прием через какое-то время повторно, врач будет уже просто не в состоянии вспомнить все проявления болезни. Название не определяетсуть природы болезни, а только определяет ее место в общепринятой классификации. Знание природы конкретной болезни необходимо для правильного назначения, а эта природа проявляется именно в деталях. 

В гомеопатии все болезни разделяются на две группы -острые и хронические. Каждая группа изучается отдельно. 

К острым миазмам относятся болезни, причина которых попадает в организм извне. У них имеются продромальный период разной продолжительности, период наибольшей активности и период спада, который заканчивается самоизлечением организма. 

К хроническим миазмам относятся болезни, причина которых гнездится внутри организма. У них также имеются продромальный период и период прогрессирования, но нет периода спада и нет тенденции к самоизлечению: хронические болезни заканчиваются только со смертью пациента. 

Острые болезни требуют гораздо меньшего времени для изучения, чем хронические. Они все заразны или инфекционны, вызваны действием внешней причины и протекают определенным образом. Когда у человека нарушается пищеварение и появляется рвота, которая потом исчезает, то это просто недомогание, а не болезнь. Подобные состояния не являются миазмами, т. к. причина болезненного состояния - чисто механическая. Истинная болезнь, приобретенная или наследственная, вызывается нарушением равновесия глубоко внутри организма и распространяется изнутри к внешним частям. Причина заболевания -первичная субстанция, нарушение распространяется в определенном направлении, и поражаются определенные органы и системы. Симптомы со стороны пораженных органов и систем, которые в аллопатической медицине называются пато-гномоничными симптомами, берутся за основу при классификации болезней. 

Неплохо знать эти патогномоничные симптомы, но не для определения названия болезни, т. е. установления диагноза, а для того, чтобы разграничивать болезненные проявления, характеризующие причину болезни, и болезненные проявления, характеризующие следствие болезни. 

Я говорю это не для того, чтобы преуменьшить значение диагноза, а для того, чтобы объяснить, что знание диагноза не помогает сделать правильное назначение. Более того, чем большее значение диагнозу вы будете придавать при выборе лекарства, тем труднее вам будет сделать правильное назначение. 

Врач-гомеопат, встречаясь со случаем эпидемических заболеваний, должен четко разграничивать две вещи - лечение больного и предотвращение распространения эпидемии. В первом случае при выборе необходимого для лечения лекарства знание диагноза не имеет никакого значения. Во втором случае, чтобы знать, какие предпринять меры для предотвращения распространения эпидемии, необходимо установить диагноз, т. к. при кори и, скажем, при холере проводятся совершенно различные антиэпидемические мероприятия. 

Я считаю, что врач-гомеопат в первую очередь должен подобрать препарат, который излечит болезнь, а уж затем необходимо предпринять меры, чтобы защитить других людей, если болезнь заразна. 

Врач-гомеопат должен отлично знать основные характерные черты инфекционных заболеваний, чтобы не ошибиться в диагнозе, - врачу, каким бы методом лечения он ни пользовался, непозволительно называть, к примеру, корь скарлатиной или наоборот. 

Некоторые хронические болезни протекают таким образом, что их можно спутать с острыми. Например, периодические приступы головной боли. Один отдельно взятый приступ может быть проявлением острого заболевания, но периодически повторяющиеся приступы без тенденции к улучшению свидетельствуют о хроническом заболевании. Подобных повторяющихся болезненных состояний (хотя их появление и связано с различными крайностями в поведении человека или психическими стрессами) не было бы, если у человека скрытно не протекало бы хроническое заболевание: организм сам компенсировал бы все эти нежелательные внешние воздействия. Только "благодаря" хроническому миазму человек страдает от этих кратковременных болезненных состояний. Они не имеют продромального периода, периодов прогрессирования и спада - приступ начинается без всяких предвестников и так же исчезает. У острых заболеваний, так же как и у хронических, всегда есть продромальный период. 

"Органон", 72: "Человеческие болезни бывают или скоротечные, или продолжительные. Скоротечными называются внезапные поражения жизненной силы, имеющие определеннуюпродолжительность, более или менее кратковременную. Продолжительные (хронические) недуги, напротив того, после малого и часто незаметного начала, нечувствительноовладевают организмом (каждая особенным образом) и наиболее нарушают его нормальное состояние, тогда как жизненная сила противополагает им только слабое, неумелое и бесполезное сопротивление (как вначале, так и впоследствии) и никогда не может устранить их собственною своею энергией. Эти недуги обусловлены хроническим миазмом и, постепенно усиливаясь, наконец совершенно разрушают организм". 

Различают три хронических миазма, от которых страдает род человеческий: Рsоrа, Syphilis и Sycosis, которые мы и, разберем подробно. 

Самые сложные случаи в практике врача-гомеопата - такие, в которых проявления хронического миазма искажаются предыдущим неправильным лечением. В этих случаях в первую очередь надо устранить действие лекарств, и только тогда мы сможем подобрать подобное лекарство. К сожалению, в настоящее время почти у всех больных, обратившихся к нам за врачебной помощью, мы отмечаем приобретенные хронические состояния, вызванные постоянным употреблением аллопатических лекарств, действие которых выводит жизненную силу из состояния равновесия. Я считаю, хотя, возможно, я не прав, что в те времена, когда в моде было кровопускание, сильные слабительные и рвотные средства, а также средства, вызывающие обильное потение, человечество было гораздо здоровее, чем сегодня. Даваемые внутрь в "лошадиных дозах" Jalap и Calomel быстро действуюткак сильные слабительные, очищая кишечник, и пациент чувствует себя лучше, а кроме того, эти грубые субстанции просто не успевают оказать какое-либо существенное влияние на жизненную силу. В настоящее же время назначаются малые дозы потенцированных лекарств, которые действуют на организм изнутри и длительное время. Подобное действие аллопатических препаратов вызывает самые ужасные болезненные состояния, которые мы только можем себе представить. Более "мягким" препаратам, таким как Sulphonal, требуются месяцы, чтобы проявилось их побочное действие, и они вызывают самые тяжелые нарушения здоровья. Сегодняшние препараты производят "мягкое" первоначальное действие, но их побочные действия вызывают очень серьезные расстройства здоровья. 

С. Ганеман писал в свое время, что "наиболее трудно поддаются лечению те заболевания, которые до этого лечились аллопатически". Если это было актуально уже в те времена, когда жил наш Учитель, то теперь эта проблема стала во сто крат актуальнее. 

 

Лекция 18 ХРОНИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ - РSORA 

Psora -первопричина всех физических страданий человечества. Если бы не было Psora, то не было бы не только двух других хронических миазмов Syphilis и Sycosis, но не было бы и острых заболеваний. Psora - это основа причины болезни, т. к. она является первичным нарушением состояния гармонии внутренней среды организма, что проявляется в форме различных хронических болезней. Если бы человеческий организм пребывал бы в состоянии полной гармонии, то Psora не могла бы существовать. Понятие Psora - самый спорный и непростой вопрос, потому что это касается самого первичного нарушения, самой основной болезни человечества, причиной которой является нематериальная субстанция. Именно отсюда начинает развиваться любая болезнь до той стадии, когда появляются внешние проявления болезни, которые мы и называем псорическими проявлениями и которые являются основой всех болезней человечества. 

Если мы будем рассматривать Psora лишь как банальную чесотку, то мы не сможем понять, что является основой всех болезней, и не сможем оценить поистине гениальное открытие С. Ганемана. Под термином "чесотка" понимается лишь одно из заболеваний, которое вызывается чесоточным зуднем, микроскопическим клещом, живущим в коже человека. И отождествлять Psora с чесоткой, говоря, что если уничтожить клеща, то уничтожится и Psora - основа всех болезней, - это самая большая глупость, которую я слышал в своей жизни! 

Сперва незначительными, а затем все более сильными недомоганиями Psora проявляется из своего скрытого состояния в большинстве хронических заболеваний человечества. Она проявляется в виде эпилепсии, умопомешательства, различных злокачественных процессов, опухолей, язв, катаральных состояний и большей частью кожных высыпаний. В течение жизни ее проявления эволюционируют от самых простых до самых тяжелых. Особенно быстро прогрессирует Psora при лечении ее проявлений симптоматическими лекарствами, когда врач всеми силами старается убрать ее внешние проявления, загоняя тем самым болезнь глубоко внутрь. Посмотрите, как мало людей доживает до зрелого возраста! Страшно подумать о том, сколько младенцев погибает ежегодно, и большинство из них - от проявлений Psora и других хронических миазмов. Мы постоянно видим новорожденных, у которых недостаточно жизненных сил, чтобы выжить. Врожденный дебилизм, маразм, различные проявления хронических болезней - вот что уносит младенцев из жизни, и в основе их находятся хронические миазмы, в первую очередь - Psora, затем Syphilis и, наконец, Sycosis. 

С. Ганеману потребовалось 19 лет, чтобы понять и доказать роль хронических миазмов как первопричины всех болезней человечества. Когда к нему приходил пациент с внешними проявлениями хронического миазма, наш Учитель очень тщательно записывал все симптомы с самого рождения, а также выяснял, чем болели родители, и с течением времени у него накопились детально описанные истории болезней сотен пациентов, которые он сравнивал самым скрупулезным образом. В результате этой титанической работы С. Ганеман смог выявить совокупную клиническую картину Psora во всех ее проявлениях. До этого времени каждая из форм проявления хронического миазма рассматриваласькак отдельное заболевание, никак не связанное с другими. Например, когда имеются характерные эпилептиформные состояния, то говорят об эпилепсии, как отдельной болезни, но на самом деле эпилепсия - только одно из внешних проявлений хронической болезни, и вы никогда не найдете двух абсолютно идентичных случаев эпилепсии: у каждого человека эпилепсия протекает со своими характерными особенностями. Эпилепсия, диабет, злокачественные опухоли, Брайтова болезнь и т. д. имеют одну и ту же первопричину и проявляются у каждого человека в соответствии с его индивидуальными особенностями. 

С. Ганеман пишет, что он был до некоторой степени озадачен тем фактом, что такие эффективные гомеопатические лекарства, как Nux vomica, Ignatia и т. д., способны устранить или ослабить только на время проявление болезни, группу симптомов, а затем проявление болезни возвращалось, хотя он следовал в своих назначениях всем правилам гомеопатии. В конце концов, наблюдая своих пациентов в течение нескольких лет, Учитель обнаружил, что, несмотря на многократное улучшение, заболевание постоянно прогрессировало. 

То же самое будет наблюдаться каждый раз, когда вы будете пытаться лечить проявления хронического миазма как острое заболевание. Быстродействующие лекарства подобны острым проявлениям Psora, и, следовательно, когда появятся эти группы симптомов, вы, естественно, назначите именно эти лекарственные средства, которые и устранят острые проявления, или, по крайней мере, ослабят их. Но через несколько лет в каждом конкретном случае заболевания вы заметите, что болезнь постоянно прогрессирует и каждый конкретный случай тяжелее предыдущего. Вы поймете, что не подрубили корни болезни, что существует определенная причина болезни, которая и ответственна за постоянное ухудшение здоровья. 

С. Ганеман видел этот загадочный для него факт, т. к. он уже в совершенстве овладел мастерством излечения острых болезней. В это время были уже хорошо испытаны и широко применялись на практике такие препараты, как Belladonna, Aconitum, Brionia, Arnica, China, Nux vomica и др., и они были очень подобны острым проявлениям Psora и острым заболеваниям. С. Ганеман еще не установил разницу между острыми и хроническими миазмами и поэтому не мог рассматривать внешние проявления болезни дифференцированно. Врач сможет понять,что такое острые миазмы только в сравнении их с хроническими, т. к. внешними своими проявлениями они очень похожи друг на друга. Острые миазмы бывают достаточно сильны, чтобы вызвать смерть пациента, а если они не достаточно сильны для летального исхода, то в их течении можно выделить максимум заболевания, который наблюдается не более суток и сменяется периодом спада, заканчивающимся полным выздоровлением. Острые заболевания не могут продолжаться долго, хотя их и нельзя определять, как это принято в аллопатической медицине, по продолжительности болезни. Точно так же нельзя говорить, что через какое-то время острый миазм стал хроническим. 

В аллопатической медицине принято делить болезни на острые, подострые и хронические по их продолжительности: 

если какая-то болезнь длится больше 6 недель, ее относят к подострым, а более продолжительные - к хроническим. Но хронический миазм является хроническим с момента своего появления, так же как острый миазм всегда остается острым. Какова болезнь - острая или хроническая, - мы определяем по природе болезни, по ее протеканию, по ее воздействию на организм. 

Итак, С. Ганеман откровенно пишет, что был удивлен, обнаружив по истечении определенного промежутка времени, что хроническая болезнь, несмотря на неоднократные улучшения, не излечена. Более того, периодически появляющиеся проявления показывали, что болезнь явно прогрессировала, т. к. каждое последующее было более тяжелым, чем предыдущее. Учитель описал не одну свою неудачу, а все неудачи за 12 лет своей практики, и, изучив все эти случаи, он пришел к выводу, что в основе всех этих случаев лежал хронический миазм, который постепенно прогрессировал вплоть до смерти пациента. 

После этого С. Ганеман все свои усилия сосредоточил на поиске лекарств, подобных хроническим миазмам. Анализируя все собранные им за 12 лет симптомы проявления хронических болезней в целом, он установил определенную закономерность в течении хронического заболевания, т. е. он смог точно выявить, какие симптомы появляются первыми, какие вторыми и т. д. по мере прогрессирования миазма. 

В частности, С. Ганеман установил, что у людей, умерших от туберкулеза легких, сначала были пузырьковые высыпания между пальцами и на теле, которые были подавлены модной в то время серной мазью. Тут возникает естественный вопрос: как развивается болезнь дальше, когда подавлены ее внешние проявления? 

Ответ на этот вопрос С. Ганеман дает в своей книге "Хронические болезни", но там не до конца раскрыта эта проблема, хотя он и описывает свои опыты и наблюдения на многих страницах. Вы быстрее поймете и лучше подготовитесь к наблюдению за ходом рассуждении Учителя, если уясните, что при излечении хронической болезни во многих случаях группы симптомов исчезают в порядке, обратном их появлению в ходе прогрессирования хронического заболевания, т. е. симптомы, появившиеся последними, исчезнутв первую очередь, а симптомы, появившиеся в самом начале заболевания, исчезнут последними. Все те болезненные состояния, которые в прошлом были подавлены (сыпи, лихорадки и т. д.), появятся и исчезнут при излечении хронического заболевания в обратном порядке. 

Когда мы наблюдаем подобный процесс, то приходим к выводу, что хроническое заболевание возвращается в своем первоначальном проявлении, и, если нет никаких более простых симптомов, чем, скажем, пузырьковое высыпание, мы можем сделать заключение, что подавление именно этого пузырькового высыпания послужило причиной появленияболее тяжелых нарушений. Если вы правильно подбираете лекарство для лечения хронического заболевания, то каждый раз вы будете наблюдать подобную картину. Если же такого не будет, значит вы неправильно ведете лечение. Хотя встречаются случаи, когда состояние здоровья у человека настолько плохое, что врач не может остановить прогрессирование болезни, и в этом случае мы наблюдаем ухудшение общего состояния. Даже если состояние улучшается и проявления болезни исчезают, мы знаем, что это только временное улучшение, что болезнь продолжается и мы только замедлили ее развитие, но не излечили пациента. 

Всегда следует помнить - когда после назначения препарата симптомы начинают появляться в обратном порядке, вы на верном пути, и не нужно этого бояться. Когда к вам на 

повторный прием приходит пациент и благодарит за то, что вы, скажем, излечили постоянную головную боль или приступы эпилепсии, вы должны предупредить пациента, чтолечение только начинается и появятся все те заболевания, которые у него были раньше, но чтобы он ни в коем случае не лечил их теми же средствами, что и раньше, а перетерпел. Если заранее не предупредить об этом больного, то, как правило, он воспользуется теми же средствами, которые помогали ему раньше (например, высыпание на коже опять намажет мазью, ранее подавившей это высыпание). 

Когда пациент приходит на прием и говорит о том, что у него появилось старое заболевание, необходимо внимательно расспросить его обо всех предыдущих заболеваниях,и часто вы можете видеть, что появляются самые первые симптомы, которые в свое время были подавлены, и это послужило началом развития хронического заболевания. 

При миазме Psora все начинается с пузырьковых высыпаний. Если их подавить с помощью аллопатического лечения, то на смену им приходят различные катаральные состояния. Если эти катаральные состояния правильно лечатся гомеопатическими средствами, то опять возвращаются пузырьковые высыпания, особенно в молодом возрасте. В случаях отягощенных форм Psora возвращение к первоначальному состоянию, как правило, не наблюдается: крайне редко бывают пузырьковые высыпания. При правильном гомеопатическом лечении мы видим, как постепенно болезнь возвращается к противоположному состоянию Psora или к ее более простым формам. Если вы правильно лечите чешуйчатое высыпание, то замечаете, что после исчезновения этого чешуйчатого высыпания, когда жизненная сила достаточно укрепилась, пузырьковые высыпания не появляются. Внимательный врач заметит, что в данном случае первоначальная болезнь в процессе излечения изменилась от своей патологической чешуйчатой формы к более простой пузырьковой и затем исчезла. Кожные проявления имеют в аллопатической медицине различные названия и лечатся по-разному, но название болезни не имеет никакого значения, т. к. все кожные высыпания имеют одну причину и лишь переходят в различные формы при неправильном лечении, а при правильном гомеопатическом лечении через последовательные стадии возвращаются к своему первоначальному состоянию и исчезают бесследно. 

В истинности вышесказанного мы постоянно убеждаемся на практике, и только одно это может служить убедительнейшим доказательством того, что Рзога начинается с локализованного на небольшом участке пузырькового высыпания. 

В вашей практике нередко будут встречаться случаи далеко зашедших и отягощенных форм Psora с уже имеющимися органическими поражениями, и в этих случаях после приемаправильно подобранного гомеопатического средства наступает довольно длительное улучшение, когда кажется, что уже больше ничего не произойдет. Но через некотороевремя на теле появляются своеобразные патологические высыпания. Это очень хороший признак, т. к., когда болезнь проявляется кожными высыпаниями или катаральными состояниями, более жизненно важные внутренние органы не страдают, как говорят, "болезнь выходит через кожу". 

Как мы теперь должны считать: добро или зло приносит пациенту практика подавления внешними средствами подобных кожных выделений и катаральных состояний, принятая в аллопатической медицине? К какому выводу мы можем прийти, видя, что основной принцип официальной медицины заключается в подавлении всех внешних проявлений болезни? 

Когда мы знаем истину в отношении Psora, мы видим, какой огромный вред наносит организму больного человека практика устранения всех внешних проявлений болезни грубыми аллопатическими средствами. Подобное сильнейшее потрясение способствует лишь устранению прогрессирования Psora, переходу ее в более осложненные формы год от года, от поколения к поколению до тех пор, пока она является основной болезнью человечества и причиной всех страданий человека. 

На основе любого конкретного случая заболевания мы можем намного больше узнать о Psora, наблюдая ее обратное развитие, чем прогрессирование. Именно Psora - проявление хронических болезней, а не Syphilis или Sycosis. Если мы мысленно представим все те патологические состояния, которые мы называем органическими болезнями, то убедимся, что это результат развития Psora, а не Syphilis или Sycosis. Например, все пять видов Брайтовой болезни - не отдельные болезни, а результат прогрессирования Psora в организме, вызывающий поражение почек. Все хронические болезни печени - не отдельные болезни, а результат развития Psora, локализованный в печени. 

Заболевания легких, сердечные болезни, болезни мозга и т. д. не являются самостоятельными болезнями, потому что они имеют одно начало, и от этого начала мы можем проследить все их развитие, изучая его таким образом от начала до конца, от причины к внешним проявлениям. Только так мы сможем получить точные знания о внутренней причине и происхождении этих заболеваний. 

 

Лекция 19 

ХРОНИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ - Psora (продолжение) 

В работе "Хронические болезни" С. Ганеман пишет о Psora как о самой старой, наиболее всеобщей и наиболее вредоносной миазматической болезни, которая тем не менее считается самой загадочной и таинственной. 

" Psora -это старейшая из известных миазматических хронических болезней, но до сих пор не известен ее источник. Psora по своей вредоносности превосходит и Syphilis, и Sycosis. 

Если Psora не излечена самым тщательным образом, она сохраняется в человеческом организме до последнего вздоха. Даже наиболее сильный и здоровый человеческий организм не способен самостоятельно подавить или уничтожить Psora ". 

Все три хронических миазма - Psora, Syphilis и Sycosis - заразны, потому что в каждом случае существует нечто, предшествующее внешним проявлениям, которые мы и называем болезнью. Мы говорим о патологических состояниях и симптомах, мы говорим об устранении этих внешних проявлений, например, сифилиса, но следует помнить, что существовало состояние, предшествующее сифилису, иначе этой болезни просто бы не было. Болезнь не может появиться у человека, если нет подходящих условий для ее развития. Так же и чесотка не может появиться, если нет подходящих условий для ее развития. 


Страница 5 из 10:  Назад   1   2   3   4  [5]  6   7   8   9   10   Вперед 

Авторам Читателям Контакты