Главная
Каталог книг
medicine

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Причину болезни можно выявить только по вызываемым ею результатам (последствиям), и ее нельзя исследовать с помощью обычных органов чувств. Изучать причину болезни мы можем только по ее следствиям. Все, что можно увидеть, почувствовать или обнаружить с помощью микроскопа, есть лишь проявления болезни, ее следствие. Только путем логического мышления, прослеживая всю цепочку от начала до конца и обратно, мы сможем понять, что причина болезни нематериальна. 

Могут быть нарушены функции организма или поражены ткани от действия каких-то внешних факторов, но невозможно, чтобы внешние проявления болезни появились без изменения внутреннего состояния. 

Не может быть никакого лекарства, которое бы полностью излечивало болезнь, не установив при этом гармонию жизненной силы. Выведенная из состояния равновесия жизненная сила может быть возвращена в исходное состояние только с помощью чего-то подобного по качественным параметрам. Мы подбираем подобные лекарства не по количественным характеристикам, а по качественным. Поэтому гомеопатические препараты могут влиять на различные структурные уровни организма только в тех случаях, когда они подобны по качественным параметрам. 

Человек, организм которого крайне нуждается в сере, может принимать ее внутрь в любых количествах, которые только способен выдержать его кишечник, может втирать ее в кожу, прибинтовывать к телу, принимать серные ванны, но это не окажет никакого целебного действия. В этих формах лекарство не соответствует качественно его болезни, оно не влияет на организм на том уровне, на котором он поражен, и поэтому лекарство не может воздействовать на причину болезни и изнутри устранить внешние причины болезни. Это относится ко всем случаям, когда препараты применяются в аллопатических дозах - они не могут воздействовать на причину болезни. Мы часто видим, как внешние проявления болезни временно устранялись с помощью аллопатических препаратов, но при исчезновении одних внешних проявлении появлялись другие, т. е. лекарство не действовало на причину болезни, а лишь подавляло внешние симптомы, загоняя болезнь внутрь. 

При острых заболеваниях аллопатические препараты также часто подавляют внешние проявления болезни, но в случае острого заболевания, организм, как правило, самостоятельно восстанавливает нарушенное внутреннее равновесие и даже не принимавший никакие лекарства человек все равно выздоравливает (как говорится, "насморк леченый или нелеченый через семь дней все равно проходит"). Но при хронических болезнях аллопатические препараты могут действовать только на внешние проявления, временно улучшая состояние или подавляя симптомы. 

Я вспоминаю то время, когда сам довольно смутно понимал этот вопрос, и хочу вас уберечь от своей ошибки. Я понимаю, что когда я впервые прочитал у С. Ганемана, что только потенцированные лекарства могут излечивать больных, то не понял этого утверждения. У меня не хватало знаний, которые помогли бы понять этот тезис. 

Я начал свою практику в качестве врача-гомеопата, пользуясь лекарствами в низких потенциях и аллопатическими препаратами, стараясь назначать их согласно закону подобия. Но с этими средствами я добивался успеха только при лечении не очень серьезных заболеваний. Я не был удовлетворен результатами своей врачебной деятельности, хотя она и была результативней, чем у моих коллег-аллопатов. 

Через некоторое время, видя временный успех моего лечения, я решил попробовать назначить препарат в 30-й потенции, и, руководствуясь методикой, разработанной С. Ганеманом, я своими руками приготовил Podophyllum 30. 

Хотя в это время была эпидемия поноса с клиническими проявлениями, характерными именно для Podophyllum, у меня все равно не хватало смелости попробовать назначить этот препарат в 30-й потенции, и я давал его в более низких разведениях. 

Однажды ко мне на прием пришла женщина с младенцем, и, пока он был на руках у матери, жидкие желтоватые испражнения стекали на стол. Стул был точно такой же, какой описывается в патогенезе Podophyllum: с ужасным, отвратительным зловонным запахом и такой обильный, что мать постоянно удивлялась, откуда он берется. 

Я решил про себя, что это как раз тот случай, когда следует проверить 30-ю потенцию. Дав ребенку под язык несколько гранул, я отослал мать домой, опасаясь, что ребенок может умереть, т. к. он был очень слаб, лицо заостренное, бледное и искаженное, как у мертвеца, а от тела исходил неприятный запах. 

На следующее утро, объезжая своих больных, я должен был проехать мимо их дома и, честно говоря, ожидал увидеть на двери траурный креп. К своему удивлению, я его не увидел, но зайти не осмелился и поехал дальше. На обратном пути я сделал крюк, чтобы проехать еще раз мимо этого дома, и представьте мое удивление и радость, когда я узнал, что у ребенка все в порядке. 

Тому ребенку больше не понадобилось лекарство, он выздоровел от одной дозы. После этого у меня было еще несколько подобных случаев, и я уже более уверенно назначал Podophyllum 30, который, к моему удивлению и радости, прекрасно действовал. Его действие отличалось от действия препаратов в низких потенциях: излечение было почти мгновенным и всего от одной дозы. Решив, что если один препарат в 30-й потенции так прекрасно действует, то и остальные препараты должны действовать так же, я самостоятельноприготовил тридцатые потенции ста двадцати шести препаратов. Потом я приготовил их в 200-м разведении и использовал с неменьшим успехом. Я постоянно повышал потенции и через несколько лет установил, что чем выше разведение, тем глубже действует препарат. Также я обнаружил, что при лечении хронических заболеваний одна доза лекарства средней потенции выраженно облегчает состояние в течение нескольких недель, а затем опять наступает ухудшение, но при повторном приеме этого же препарата в качественно более высокой потенции состояние больного вновь значительно улучшается. Следовательно, при хронических заболеваниях препарат следует давать в возрастающих потенциях. 

Чтобы вы лучше поняли, что я имею в виду, я расскажу случай из практики. Пациент впервые пришел ко мне на прием лет 15 назад. Так как он был сутулым, внешне очень напоминал больного туберкулезом легких и к тому же жаловался на постоянные катары органов дыхательной системы, я для себя решил, что в скором времени ой умрет от скоротечной чахотки. По имеющимся симптомам был назначен Sulphur 200. На второй день он пришел ко мне в кабинет, жалуясь, что состояние ухудшилось после приема лекарства. К этомувремени я уже достаточно знал про первоначальное ухудшение, поэтому успокоил его и дал ему сахар, сказав, что это другое лекарство. 

К началу второй недели пациент пришел ко мне снова и сказал, что теперь ему стало гораздо лучше, но он не хочет, чтобы я ему давал первое лекарство, а хочет, чтобы емудали второе, которое так хорошо ему помогает. Я не стал с ним спорить, сахара у меня было достаточно, и я снова дал ему сахар. 

Через шесть или семь недель этот пациент снова пришел ко мне, т. к. улучшение прекратилось и состояние его снова ухудшилось. Я дал ему еще одну дозу Sulphur 200, но буквально на другой день он пришел ко мне и прямо с порога заявил: "Вы молодой мошенник. Вы дали мне то же самое лекарство, от которого я заболел в первый раз". Я снова дал емучистый сахар. Улучшение и на этот раз продолжалось шесть или семь недель, а потом он снова пришел ко мне и сказал: "Я не уверен, что Вы правильно лечите мою болезнь, т.к. у меня снова появились прежние симптомы. Я хотел бы, чтобы Вы более внимательно разобрались с моим заболеванием". Я заново расспросил больного и, проанализировавсимптомы, вновь назначил ему Sulphur 200. Через пару дней пациент пришел ко мне и сказал, что не ощущает никаких изменений в своем состоянии, хотя на этот раз он уже не волновался. Я выждал еще несколько дней, но никаких изменений в состоянии здоровья пациента не заметил. Все симптомы указывали именно на Sulphur, и я уже начал думать, не дать ли ему серу в аллопатической дозе? Еще раз внимательно пересмотрев работы наших Учителей, я решил попробовать назначить препарат в более высокой потенции и дал пациенту Sulphur 1000. Через несколько дней он опять пришел ко мне со словами: "Ты, мошенник, снова дал мне то первое лекарство, хотя я уже говорил тебе, что не хочу его принимать". Кое-как я успокоил его, заверив, что через несколько дней ему станет лучше. И действительно, состояние его значительно улучшилось даже по сравнению с первыми улучшениями, и это улучшение продолжалось дольше. Потом я объяснил своему пациенту, что лекарство начинает действовать не сразу и, пока оно не действует, я вынужден был давать другое лекарство, чтобы поддержать организм. Разумеется, я ничего не сказал про сахар. 

Если вы хорошо знаете патогенез назначаемого лекарства, перед приемом желательно сказать больному: "Не тревожьтесь и не удивляйтесь, когда после приема препарата появятся такие-то и такие-то симптомы". В противном случае он будет беспокоиться и, возможно, больше к вам не вернется, обратившись к другому врачу. 

Итак, вернемся к тому случаю, о котором я рассказываю. Первая доза Sulphur 1000 действовала значительно дольше, чем 200, и, когда ее действие кончилось, я дал вторую дозу Sulphur 1000. Однако третья доза не оказала никакого эффекта, и я снова повысил потенцию, дав дозу Sulphur 10 000. Все повторилось точно так же, как и с предыдущими потенциями, за исключением того, что улучшение было значительно сильнее и продолжалось дольше. Когда закончилось действие 10 000-ой потенции, я назначил Sulphur в самой высокой потенции - 50 000, и только эта потенция полностью и на длительное время (вот уже в течение 15 лет) восстановила здоровье моего пациента. 

Подобные практические результаты нашего лечения, которые мы постоянно наблюдали, лучше всего убеждают в истинности гомеопатического лечения: не врачебный опыт приводит к таким великолепным результатам, а строгое следование принципам гомеопатической доктрины, которые постоянно подтверждаются на практике. Пациенту можно назначать большое количество доз и не получить никакого лекарственного эффекта, и лишь при качественном изменении всего лишь одна доза излечит болезнь. 

Третье утверждение, содержащееся в этом параграфе: лекарственное средство будет восстанавливать здоровье только тогда, когда степень потенцирования соответствует уровню нарушения жизненной силы. Например, если нарушение произошло на среднем уровне, то оно будет распространяться на более низкие уровни до высшего включительно. Когда нарушен самый глубокий уровень, тогда мы говорим о проявлении одного из хронических миазмов Psora, Sicosis или Syphilis. 

Аллопатические лекарства действуют только на физическом уровне, т. е. непосредственно на ткани и на физиологические процессы, происходящие в человеческом организме. Разумеется, когда поражены органы и ткани, страдает весь организм, и тело перестает быть тем совершенным механизмом, управляемым жизненной силой, которым он является в здоровом состоянии, но истинная болезнь с продромальным периодом, периодом разгара и спадом или продолжением ее не может быть вызвана действием динамической причины. И, следовательно, больной человек не излечится до тех пор, пока лекарственное средство не будет потенцировано до такой степени, что лекарство станет подобным причине болезни по природе или по качеству. 

Причина болезни и устраняющее ее лекарство должны быть подобны по природе, т. к. несходные причины не порождают подобные последствия. Мы можем устанавливать подобия причин, изучая их следствия. Когда мы рассматриваем какой-то клинический случай и видим, что имеющиеся проявления болезни подобны патогенезу какого-то определенного лекарства, то мы вправе предположить, что качество или природа их также подобны: причины должны быть подобны, если следствия подобны по природе и качеству. 

Когда врач-гомеопат осматривает больного, то задает себе вопрос: "Знаю ли я лекарство, которое вызовет у здорового человека такие же симптомы, как у моего пациента?"Он должен найти подобное лекарство, а для этого он должен быть мастером своего дела. 

 

Лекция 12 

УСТРАНЕНИЕ СОВОКУПНОСТИ ПРОЯВЛЕНИЙ БОЛЕЗНИ ОЗНАЧАЕТ УСТРАНЕНИЕ ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНИ 

"Органон", 17: "...невидимое расстройство, совершающееся в недрах организма, и совокупность видимых припадков находятся в таком тесном отношении между собою и представляют весь объем болезни в таком единстве, что они необходимо должны как существовать, так и исчезнуть одновременно. Что могла произвести совокупность внешних болезненных припадков, то же должно произвести и нераздельное с нею внутреннее изменение в теле, так как в противном случае припадки не могли бы обнаружиться. Отсюда необходимо следует, что лекарство, уничтоживши все наружные признаки болезни, должно в то же время устранить и расстройство в недрах организма, ибо устранение первых не может состояться без исправления последнего. С уничтожением всех признаков и припадков болезни, уничтожается и внутреннее изменение, служившее ей основанием, а следовательно, проходит и вся болезнь; отсюда следует, что врачу нужно только устранить всю совокупность припадков, чтобы в то же время исправить изменение во внутренности тела и излечить всю болезнь; а так как излечение болезни есть восстановление здоровья, то в этом и заключается главная и единственная цель врача, верно понимающего важность своего назначения". 

Суть этого параграфа заключается в том, что устранение совокупности симптомов в действительности является устранением причины. Может быть, вам неизвестно, что причины проявляются в следствиях (т. е. выражением нематериальной причины являются ее материальные следствия), но не вызывает сомнения тот факт, что по следствиям можно установить причину. А так как причина проявляется в своих следствиях и следствия вызваны причиной, то, следовательно, при устранении всех симптомов любой здравомыслящий человек придет к выводу, что устранена и причина болезни. На практике мы видим, что, например, при заболеваниях яичников далеко не все симптомы относятся к патологии яичника, и если мы удалим пораженный яичник хирургическим путем, то причина заболевания проявит себя через иной какой-то орган, может быть, даже через второй яичник, т. к. в этом случае причина заболевания осталась. 

Например, когда имеется органическое поражение коленного сустава и вдобавок поражены еще почки или печень, то при хирургическом удалении пораженной ткани коленного сустава сразу же усиливаются патологические проявления со стороны почек или печени. Таким же образом легочный туберкулез может длительное время протекать в скрытой форме, пока существует, скажем, анальная фистула, но как только врач-аллопат с помощью хирургического вмешательства закроет эту анальную фистулу, в скором времени появляются инфильтраты в легких, и такое аллопатическое лечение заканчивается, как правило, преждевременной смертью пациента. 

Следствия болезни необходимо учитывать при всех видах лечения. Они не являются причиной болезни, но указывают на нее. До тех пор, пока причина болезни не будет полностью устранена, мы будем наблюдать следствия болезни. Это положение было сформулировано еще С. Ганеманом, который говорил, что излечение - это не что иное, как необратимое устранение всех имеющихся симптомов, т. е., когда устраняется причина и жизненная сила снова находится в состоянии равновесия, исчезают и внешние проявления болезни. Все проявления болезни не могут исчезнуть, если не устранена причина болезни. 

"...Так как излечение болезни есть восстановление здоровья, то в этом и заключается главная и единственная цель врача, верно понимающего важность своего назначения". 

С. Ганеман специально предостерегает нас от поверхностных догматических теорий. Во времена нашего Учителя врачи часто прикрывали свое невежество использованием латинских слов, чтобы выглядеть мудрее. То же самое происходит и в наше время: я часто слышу, как врачи в разговорах с пациентами используют специальные термины, непонятные для неподготовленного человека. С помощью подобных "глубокомысленных" рассуждении невежды пытаются замаскировать свою глупость. Умные люди, как правило, редко пользуются специальными терминами, объясняя свою науку неспециалисту. Врач-гомеопат не должен пользоваться специальной терминологией, общаясь со своими пациентами, наоборот, он должен уметь просто и доходчиво объяснять свои действия больному. 

Изучая "Органон", не усложняйте свою речь научной терминологией. Если вы понимаете то, о чем говорите, значит можете изложить простым языком, если же нет - не следуетподчеркивать свое невежество, используя термины, смысл которых вам не понятен. 

"Совокупность симптомов" означает все проявления болезни, все то, что является сущностью болезни. Это все те проявления болезни, которые мы можем обнаружить с помощью органов чувств и которые указывают нам на необходимое лекарство. Но под "совокупностью симптомов" понимаются также и все те симптомы, которые вызывает у здорового человека действие лекарства. 

Под этим термином понимаются не отдельные независимые симптомы, хотя и очень ярко выраженные, а комплекс тех симптомов, которые дают ясное представление о природеболезни. Многие местные симптомы могут быть проигнорированы безо всякого ущерба, но симптомы, указывающие на суть, характерные особенности и природу болезни, должны учитываться обязательно, потому что только в этом случае врач может подобрать необходимое подобное лекарство. 

Это верно, что врач с большим опытом способен узнать лекарство по нескольким особенно характерным симптомам, не анализируя всю совокупность симптомов. Но назначение, осуществленное по такому принципу, часто оказывается ошибочным, и, анализируя случай еще раз, врач видит, что он обратил внимание только на часть имеющихся характерных симптомов. 

Чтобы вам было понятно, я хочу проиллюстрировать вышесказанное следующим образом. Хорошо зная своих друзей, вы узнаете их по манере держаться, походке или голосу, но, чтобы так же легко узнать незнакомого человека, вы должны тщательно изучить его голос, походку и т. д. То же самое и со знанием лекарственных патогенезов: некоторые врач знает очень хорошо, но большую часть препаратов знает поверхностно. И если он видит знакомые симптомы, которые имеются в патогенезе некоторых препаратов, онвыберет именно тот, который лучше знает, а зачастую это оказывается неверным. 

Когда пациент ничего не скрывает от врача, то врач имеет полное представление о природе болезни; но когда больной по какой-то причине утаивает часть симптомов, то целостной картины заболевания не складывается и очень трудно, если вообще возможно, подобрать подобное лекарство. 

Об этом говорится в 18 "Органона": "На основании той несомненной истины, что болезни только совокупностью своих припадков могут указывать нам на лекарство, необходимое для излечения, необходимо заключить, что полная совокупность припадков, представляемая каждым отдельным случаем, служит единственным показателем для выбора приличного лекарства". 

Но этого недостаточно - рассматривать совокупность симптомов как единое целое. Кроме анализа всей совокупности симптомов, следует проанализировать каждый симптом в отдельности, чтобы установить место и позицию, занимаемые им в этой совокупности, т. е. врач должен понять значение каждого симптома и установить его ценность (местный это симптом, общий или главный). Этот вопрос будет рассмотрен подробнее позже. 

"Органон", 19: "Так как болезни представляют собою не что иное, как изменение в состоянии здоровья человека здорового, обнаруживающееся посредством видимых признаков, и как излечение возможно только посредством перемены болезненного состояния в здоровое, то легко понять, что лекарствами невозможно было бы излечивать, если б они не имели силы изменять состояние человеческого здоровья, ощущенией и органических отправлений организма, и что только на этой силе основано их целебное свойство", 

Смысл этого положения заключается в том, что лекарство должно иметь способность вызывать изменения в организме, иначе оно не сможет восстановить в нем порядок. Если лекарство будет назначено в потенции, не соответствующей уровню нарушения управления в организме, то оно не сможет произвести необходимые для излечения изменения во внутреннем состоянии. Потенция должна соответствовать уровню, на котором в организме нарушилось управление. Определить этот уровень довольно сложно, и потому на практике врач поочередно назначает подобное лекарство в возрастающих потенциях, начиная с 30-й и вплоть до 50 000-й. 

Целебное действие любого лекарства заключается в его способности вызывать определенные изменения в организме, и определить, какие именно изменения способно вызвать то или иное лекарство, можно только с помощью испытания на здоровых людях. При испытаниях лекарства даются либо во все более увеличивающихся количественно дозах, либо во все более возрастающих потенциях, согласно решению экспериментатора. Во многих случаях испытываемое вещество в аллопатических дозах производит несильное действие на организм или даже вовсе никакое, а при разбавлении его действие на организм усиливается, и, чем больше разбавление, тем сильнее действие на организм, это зависит от индивидуальной чувствительности организма. Организм некоторых испытателей выражение реагировал болезненными проявлениями на высокие разведения ивовсе не реагировал на низкие. 

Например, некоторые люди не отмечают никаких болезненных ощущений, приняв одну каплю настойки кофе, но более высокие потенции вызывают у них выраженный симптомокомплекс различных болезненных состояний. Такие люди часто заболевают, если злоупотребляют кофе. 

Licopodiumв аллопатических дозах на большинство людей никак не действует, но в высоких потенциях он почти у всех людей вызывает определенные симптомы. 

Действие на организм человека всех используемых в гомеопатии лекарственных веществ было установлено опытным путем, в отличие от аллопатических лекарств. Вы сами прекрасно знаете, как готовятся и распространяются аллопатические лекарства. Вы много раз сталкивались с представителями различных фармацевтических фирм, распространяющих свою продукцию. Они долго и увлекательно рассказывают, какие прекрасные компоненты входят в состав их лекарств и как много болезней они излечивают, а на вопрос: "Откуда это известно?" - следует один и тот же ответ: "Так говорят врачи. Не сомневайтесь, здесь все проверено!" А на вопрос: "Но как они установили это?" - следует такой же прямой ответ: "Они используют их". 

Но эти лекарства не были испытаны должным образом, и их использование не соответствует тому, что установлено гомеопатами при испытаниях. 

Если вы зайдете в любую аптеку и поговорите с аптекарем, то выясните, какие лекарства в этом сезоне "самые модные". Зайдя в ту же аптеку через шесть месяцев и просмотрев рецепты тех же самых местных "светил медицины", вы увидите, что они выписывают по тем же самым показаниям уже другие "модные" лекарства. И такие метаморфозы с "лекарствами ото всех болезней" мы можем наблюдать после каждого приезда представителя очередной фармацевтической фирмы, рекламирующего свою продукцию. 

Не думайте, что я имею в виду только врачей-аллопатов. Многие врачи, которые называют себя гомеопатами и выписывают гомеопатические препараты, так же постоянно меняют свои пристрастия, как кокетливые дамы - перчатки. Таких врачей нельзя назвать гомеопатами, хотя они так рекомендуются своим пациентам, т. к., не понимая сути гомеопатии, они просто назначают гомеопатические лекарства по правилам аллопатической медицины. Таких лжегомеопатов можно сразу распознать по их назначениям, когда вместо одного препарата дается сразу несколько: каждый препарат по отдельному симптому и сколько симптомов - столько препаратов. 

"Органон", 20: "Эта динамическая сила, заключающаяся в лекарствах, отнюдь не может быть постигнута нами в ее сущности, одними усилиями ума; мы можем понимать ее только по действиям, которые обнаруживает она при влиянии на здоровье людей, и только опыт может дать нам о ней ясное представление". 

Существует только один способ узнать, как, например, Aconitum действует на организм человека: дать его многим здоровым людям и отметить, какие болезненные проявления появятся при его действии. Первое, что следует установить, -может ли данное средство вызвать состояние болезни, и второе выяснить, какое болезненное состояние вызывает это средство. Каждое лекарство, которое использует в своей практике врач-гомеопат, должно пройти тщательное испытание на здоровом человеке, чтобы полностью выявить все вызываемые им болезненные проявления. Стыд и позор профессии гомеопата, что существует такое большое количество лекарств в гомеопатических аптеках, которые не были досконально изучены, а назначаются только потому, что доктор такой-то услышал от одной женщины, что это средство помогает, скажем, при водянке. Такие вещи решительно осуждаются в каждой строчке "Органона" и в каждом его параграфе. В этом нет принципа, это ненаучно и недостойно профессии врача. Действие каждого лекарства должно быть тщательно изучено на здоровом человеке. 

При изучении Materia Medica я не требую от вас испытывать лекарства на себе или добровольцах. Мы можем изучать действия лекарств по патогенезам, составленным нашими великими предшественниками. В книге "Ведущие симптомы нашей Materia Medica" Константина Геринга патогенезы многих лекарств установлены лишь частично, и это зачастую дело случая, когда излечение совершается с их помощью. 

Когда вы читаете в каком-нибудь пособии, что лекарство помогает от такой-то и такой-то болезни, не обращайте на это внимания - это бесполезная информация для врача-гомеопата. Но когда пишут, что действие лекарства вызывает такие-то и такие-то симптомы, тщательно изучайте их - это ценная информация для врача-гомеопата. Различные аллопатические справочники по фармакологии описывают действие лекарств на болезнь - это ненаучный подход и довольно шаткое подспорье для врачебной деятельности. 

 

Лекция 13 ЗАКОН ПОДОБИЯ 

"Органон", 21: "Если целебного действия лекарств в его сущности нельзя определить умственно и если даже самый тонкий наблюдатель, производя опыты над лекарствами, не замечает в них ничего иного, кроме свойства производить перемены в состоянии человеческого здоровья, вызывая специфические припадки в здоровом теле, то отсюда следует, что лекарства не иначе могут обнаруживать свою целебную силу, как только посредством этой особенности производить болезненные перемены в здоровом состоянии человека; таким образом, припадки, возбуждаемые лекарствами в здоровом теле, служат нам единственными показателями их целебного свойства, представляющими нам болезненную картину, которую каждое лекарство может производить в теле человека; только таким путем мы можем узнать и самые лекарства, которыми известные болезни могут и должны быть излечены". 

22: "Так как в болезнях, кроме совокупности припадков, невозможно найти ничего другого, подлежащего устранению для восстановления здоровья, и так как лекарства не иначе обнаруживают целебное свойство, как своею способностью производить болезненные припадки в здоровых людях, то отсюда следует: 1) что лекарства способны лечить болезни только путем устранения наличных припадков естественной болезни возбуждением известных новых припадков, или болезни искусственной и 2)что для устранения совокупности припадков какой-либо болезни необходимо отыскать такое лекарство, которое способно было бы произвести припадки, подобные (гомеопатический способ) или противоположные (антипатический способ) припадкам естественной болезни, смотря по указаниям опыта в том и другом случае. Третий способ употребления врачебных средств, единственно возможный кроме этих двух, есть способ аллопатический, по которому дают средства, производящие припадки, не сходные и не противоположные припадкам естественной болезни, но совершенно разнородные, которые, следовательно, не имеют прямого отношения к врачуемой болезни; об этом способе говорено выше при обзоре способов старой медицинской школы. Он представляет собою несовершенное подражание крайне недостаточным усилиям жизненной силы - силы растительной и неразумной, которая, будучи предоставлена самой себе, стремится как ни попало освободиться от болезни. Эта органическая сила существует для сохранения организма только в здоровом состоянии, а не для восстановления здоровья, нарушенного болезнью, и отнюдь не может служить образцом искусству врача, требующему глубоких соображений и суждений". 

23: "Каждый чистый и точный опыт убеждает нас, что упорные припадки болезни не могут уничтожаться лекарствами, вызывающими противоположные явления (как требует этого антипатический, знантиопатический или паллиативный способы), но что, напротив того, болезненные припадки после кажущегося краткого облегчения снова обнаруживаются еще с большею жестокостью и очевидно приводят больного в худшее положение (см. 58, 62, 69)". 

24: "Итак, не остается другого способа лечения болезней, кроме гомеопатического, по которому против совокупности припадков должно отыскать такое лекарство, которое преимущественно перед всеми прочими средствами по изменениям, производимым им в здоровом теле, обладало бы способностью возбуждать искусственную болезнь, в возможной мере сходную с естественной болезнью, о которой идет речь". 

25: "Единственный непреложный оракул в искусстве лечения - чистый опыт, произведенный точными исследованиями, научает нас, что, действительно, из всех лекарств, обладающих способностью расстраивать здоровье людей, то, которое возбуждает в здоровом теле припадки, сходные с большинством припадков лечимой болезни, уничтожает всю совокупность припадков этой болезни, т. е. всю болезнь (см. 6-16), скоро, верно и прочно; это замечается во всех болезнях без исключения, предполагая однако, что прием лекарства надлежащим образом уменьшен и разжижен". 

В этих параграфах С. Ганеман обобщает все ранее сказанное и делает соответствующие выводы, доказывая, что единственно верный метод лечения это гомеопатический метод, т. к. на практике мы ежедневно убеждаемся, что при аллопатическом методе лечения ни один врач не получает постоянные положительные результаты. При назначении аллопатических лекарств происходят изменения в организме, которые внешне проявляются в исчезновении одних симптомов и появлении других, указывающих, как правило, на еще более тяжелое поражение организма, но первую болезнь не излечивающих. 

Хорошей иллюстрацией вышесказанного является практика назначения морфина и слабительных средств врачами-аллопатами больному, близкие которого попросили хоть как-то облегчить его состояние. Вы хорошо знаете, что морфин быстро, хотя и на довольно короткое время, снимает боль. Согласно принципам гомеопатии любое подавление симптомов ведет к усугублению патологического процесса, и, действительно, мы видим, что после каждой новой дозы морфина состояние пациента ухудшается. 

То же самое можно сказать и насчет применения хлороформа при родах, которое стало особенно модным в последнее время. Его действие искажает симптомы, которые могли бы умному врачу подсказать, в каком именно лекарстве нуждается роженица. 

26: "Целительные действия гомеопатического способа обусловлены естественным законом, который еще не узнан поныне, но на котором, однако, во все времена основывалось всякое истинное лечение. Вот формула этого закона: 

Слабейшее динамическое поражение надежно уничтожается в живом организме другим сильнейшим, если последнее отлично от первого по своей сущности, но весьма сходно по образу своего проявления". 

В этом параграфе С. Ганеман ясно заявляет, что тактика гомеопатического лечения базируется на естественном законе природы - законе подобия. После того, как Учительиспытал ряд лекарств и выбрал из литературы описание фармакодинамики большого количества лекарственных веществ, он проанализировал, как они действуют на больнойорганизм при назначении по принципу подобия и при назначении по аллопатическому принципу. Во всех случаях, когда лекарство излечивало болезнь, оно при действии наздоровый организм вызывало появление тех же самых симптомов, которые излечивало, причем излечение происходило на всех уровнях и при любых обстоятельствах. А препараты, назначаемые по аллопатическому принципу, не излечивали болезнь, а просто подавляли симптомы. 

"Слабейшее динамическое поражение надежно уничтожается в живом организме другим сильнейшим, если последнее отлично от первого по своей сущности, но весьма сходно по образу своего проявления". Эта формулировка была наиболее верным определением закона во времена С. Ганемана. Определение "сильнейшее" следует понимать не в количественном, а в качественном выражении. С. Ганеман, говоря о более сильном динамическом нарушении, имел в виду уровни жизненной силы: более сильными являются те, которые находятся ближе к первичной субстанции. 

Управление организмом осуществляется изнутри, и, чем глубже находится нарушение, тем более высокопотенцированным, т. е. более сильным в нашем понимании, препаратом мы должны воспользоваться, чтобы его исправить. С материалистической же точки зрения при разбавлении лекарства становятся, наоборот, слабее, т. к. в ,них уменьшается количество активного начала. Поэтому, когда врач-гомеопат говорит о том, что при разбавлении действие лекарства усиливается, у врача-аллопата это вызывает, по крайней мере, удивление. "Как же так, - часто говорят врачи-аллопаты, -ведь это выходит чем слабее, тем сильнее". Но тем не менее это факт, который постоянно подтверждается практикой. 

"Слабейшее динамическое поражение надежно уничтожается в живом организме другим сильнейшим, если последнее отлично от первого по своей сущности, но весьма сходно по образу своего проявления". Основное условие уничтожения -новая болезнь должна быть подобна и должна быть качественно более сильной, ведь, чем глубже нарушение внутреннего состояния, тем больше внешних проявлений. 

Часто закон подобия люди, сами того не ведая, применяют в различных житейских ситуациях, например, при психических расстройствах. Возьмем такой случай: молодая девушка потеряла родителей или возлюбленного и вследствие этого заболела. Она подавлена своим горем, сидит, забившись в уголок, постоянно рыдает, пребывая в меланхолии. Она думает, что никто не может понять ее, т. к. не пережил такого горя. Называющий себя "здравомыслящим" человек может использовать аллопатический метод лечения: "Прекрати, ничего страшного с тобой не случилось. Почему ты не хочешь взять себя в руки? " и т. д. Но это приведет лишь к тому, что девушка погрузится в еще более глубокую меланхолию, т. е. ее состояние только усугубится. 

А человек, умудренный житейским опытом, поступит по-другому. Он пригласит опытную медсестру, обладающую хорошими актерскими способностями, которая сможет сыгратьроль человека, испытавшего такое же несчастье. Довольно скоро пациентка спросит: "Кажется, у Вас какое-то горе?" 

- "О да, я недавно потеряла возлюбленного (или родителей)". 

- "Как я понимаю Вас!" и т. д. Больная "выплачет" свое горе медсестре, постепенно выйдет из состояния меланхолии и сможет снова нормально жить. 

С. Ганеман использовал подобную тактику при лечении душевнобольных, и лишь в тех случаях, когда воли пациента не хватало для самоизлечения, он назначал подобное лекарство. 

27: "Таким образом, целительная способность лекарств основывается на сходстве их припадков с припадками болезни ( 12-26), так что всякое поражение может уничтожиться скорым, коренным и безопасным образом только при помощи такого лекарства, которое преимущественно пред прочими способно произвести в организме искусственное состояние, в возможной степени сходное с совокупностью припадков лечимой болезни и в то же время превосходящее ее в силе". Для излечения недостаточно просто дать подобноелекарство: его потенция должна соответствовать уровню, на котором произошло нарушение. 

В 29 своего "Органона" С. Ганеман дает объяснение закона лечения. Он сам говорит во вступлении к нему, что не придает этому вопросу большого значения. Я также считаю,что вы сможете самостоятельно с ним разобраться, и мы не будем тратить здесь на него время. 

 

Лекция 14 ВОСПРИИМЧИВОСТЬ 

"Органон", 30: "Состояние здоровья человека, по-видимому, гораздо сильнее изменяется лекарствами, чем естественными болезненными раздражениями, так как последние преодолеваются и уничтожаются искусственными, лекарственными". 

31: "Неприязненные силы, как физические, так и душевные, поражающие нас при жизни и называемые вредоносными и болезненными влияниями, не обладают безусловною способностью расстраивать наше здоровье. Человеческий организм впадает через них в состояние болезни только тогда, когда он находится в особенном расположении к восприятию этих влияний; поэтому они не могут ни в массе людей, ни в отдельных случаях производить болезни во всякое время". 

32: "Но совсем иначе действуют лекарственные болезни. Всякое истинное лекарство действует на каждого человека во всякое время и при всяких обстоятельствах, вызывая в нем свойственные себе припадки (даже ясно заметные, если прием довольно велик), так что каждый человеческий организм безусловно поражается и, так сказать, заражается врачебною болезнью, что не всегда мы видим в недугах естественных". 

В этих параграфах затрагивается вопрос о величине потенции, о частоте повторения доз и восприимчивости организма к действию лекарства, т. е. те темы, которые врач-гомеопат должен хорошо знать, чтобы правильно назначить лекарство. Мы уже знаем, что причина болезни - нематериальная субстанция и, следовательно, лекарство должно действовать на эту нематериальную субстанцию. Врач-гомеопат должен четко знать, какую потенцию ему выбрать, чтобы она действовала на причину болезни. 

В начале заболевания для излечения в большинстве случаев хватает одной дозы лекарства, по крайней мере, чтобы прекратить дальнейшее развитие болезни. При инфекционном заболевании на стадии заражения причина болезни, т. е. возбудитель, может поступать в организм до тех пор, пока человек не умрет. В этом случае следует в первую очередь оградить организм от проникновения возбудителей, а затем назначить лекарство, чтобы предотвратить распространение болезни внутри организма. 

С. Ганеман утверждает, что подобные лекарства действуют на организм сильнее болезненного начала, потому что человек бывает восприимчив к болезням только на определенном уровне. Причина болезни в форме нематериальной субстанции проникает в организм независимо от желания человека - он не может никаким образом ни проконтролировать, ни воспрепятствовать этому процессу заражения. Но при определенных изменениях внутренней среды организм перестает быть восприимчивым к причине данной болезни, и причина уже не может попасть в систему, вызывая болезнь. Восприимчивость исчезает, когда происходящие в системе изменения препятствуют дальнейшему проникновению причины заболевания. 

Процесс лечения и процесс заражения очень сходны между собой и протекают по одним и тем же принципам. Между ними существует только одно принципиальное различие: лекарство в зависимости от потенции может оказывать влияние на жизненную силу на всех уровнях организма, а причина болезни только на одном, ей соответствующем. Чем выше уровень восприимчивости у человека, тем меньшим числом болезней он может заболеть и наоборот. Человек может заболеть только в том случае, когда уровень причины болезни соответствует уровню восприимчивости организма на момент заражения. Потенцируя лекарство, мы можем приводить его уровень в соответствие с уровнем возбудителя болезни. Поэтому С. Ганеман и пишет в 30: "Состояние здоровья человека, по-видимому, гораздо сильнее изменяется лекарствами, чем естественными болезненными раз-дражениями, так как последние преодолеваются и уничтожаются искусственными, лекарственными". 

Теперь мы должны уяснить для себя, когда же назначенное лекарство престает быть подобным? Попробуем выяснить этот вопрос на следующем примере. Предположим, что к нам пришел больной дифтерией, клинические проявления которой наиболее сходны с патогенезом Lachesis, и мы назначаем одну дозу этого лекарства. Когда симптомы, указывающие на Lachesis, исчезают, этот препарат перестает быть подобным, и теперь, если мы дадим этому же больному еще одну дозу Lachesis, то она уже будет действовать на другом уровне, и это действие будет уже не исцеляющим, а, наоборот, подавляющим. Поэтому не следует назначать препарат, даже правильно подобранный, чаще, чем это необходимо. 

Некоторые врачи, особенно начинающие гомеопаты, считают, что, чем больше доз правильно подобранного лекарства дать больному, тем лучше будет результат. Но подобной будет только та доза, которая способна вызвать изменения в организме; как только изменения произошли - болезненные проявления изменяются и уже перестают быть подобными лекарству, вызвавшему изменение. Поэтому, пока симптомы изменяются, врач должен ждать. 

Для установления нарушенного порядка в организме достаточно одной дозы, и, пока этот порядок восстанавливается (как правило, на это требуется несколько часов), не следует ничего предпринимать. 

Точно таким же путем происходит и заражение. Например, в случае дизентерии, когда причина болезни попала в организм и уровень причины совпал с уровнем восприимчивости, жизненная сила выходит из состояния равновесия, вызывая определенные нарушения, изменяющие уровень восприимчивости. И только когда изменился уровень восприимчивости, болезнь начинает развиваться, проявляя себя через внешние симптомы. 

Повторять дозу советуют многие врачи, но для тех, кто понимает гомеопатическую доктрину, ясно, что подобное механическое повторение, в лучшем случае, бесполезно. С.Ганеман учит, что организм находится больше под контролем человека, чем под контролем болезни, поэтому организм может быть поражен только той болезнью, к которой он восприимчив, и человек либо с целью испытания, либо с целью лечения может так изменять потенции, что всегда будет добиваться положительных результатов, но при повторении доз самой восприимчивости наносится ужасный вред. 

В 31 С. Ганеман пишет, что причина болезни ограничена в своей способности выводить организм из состояния здоровья, влияя при определенных условиях на состояние системы, т. е. на восприимчивость. Этот вывод Учитель делает на основе того факта, что действие причины болезни на организм прекращается после того, как изменяется внутреннее состояние. И действительно, на практике мы видим, что, когда естественная болезнь, пройдя пик своего развития, идет на спад, пациент не будет восприимчив к другому заболеванию до тех пор, пока не изменится его состояние. Утверждение, что человек, выйдя из состояния восприимчивости к какой-то болезни, через несколько дней опять в него возвратится, неверное. Внутреннее состояние организма изменяется циклически, через определенные промежутки времени. 

Когда мы говорим о лечении, а не о заражении, у некоторых врачей может сложиться впечатление, что действие дозы лекарства продолжается определенное время. Это только видимость. Изменения, происходящие в определенный промежуток времени, которые считаются действием лекарства, на самом деле являются внешним проявлением процессов, протекающих в системе, пока организм не восстановит состояние равновесия на новом уровне. 

Поэтому снова повторяю, что, как только лекарство перестает быть подобным, врач не должен больше давать его пациенту, т. к. это нанесет вред его здоровью. 

"Органон", 33: "Итак, опыты доказывают, что человеческое тело гораздо склоннее и способнее раздражается и испытывает перемены здоровья от лекарств, чем от вредоносных влияний и заразительных миазмов, другими словами, что вредоносные, нелекарственные влияния обладают более слабою и относительною силою, тогда как болезненная сила лекарств проявляется безусловно и превосходит болезненное действие первых". 

Если мы постоянно наблюдаем неправильное назначение различных лекарств, то можем сделать вывод, что они очень сильно влияют на внутреннее состояние организма, причем в худшую сторону. Вы знаете, что писал С. Ганеман об умении справляться с хроническими болезнями: он прямо заявляет, что самая большая трудность при лечении хронических заболеваний - это действие на организм аллопатических лекарств. Дело не в том, что сами эти лекарства накапливаются в организме, а в том, что они постоянно вызывают нарушения внутреннего состояния. Часто изменения жизненной силы бывают такими сильными, что требуются месяцы лечения, чтобы восстановить здоровье. 

В 34 С. Ганеман еще раз повторяет два утверждения, которые мы уже разбирали. Первое заключается в том, что для излечения болезни лекарство должно быть способно вызвать у человека искусственную болезнь, такую же, какую надо вылечить. Второе утверждение развивает первое и заключается в том, что вызванная лекарством искусственная болезнь должна быть более сильной. 

Как мы уже говорили раньше, здесь имеется в виду сила в качественном аспекте, а не в количественном. Причиной болезни и излечения является нематериальная субстанция, хотя она и проявляется в материальной форме. Бактериологи полностью запутались в своей науке, потому что не учитывают, что причина порождает следствие, а не наоборот. Бактерия может содержать причину заболевания как ее материальное проявление, но сама по себе бактерия не может вызвать болезнь, т. к. она сама является следствием. 

 

Лекция 15 ЗАЩИТА ОТ БОЛЕЗНИ 

"Органон", 35: "...рассмотрим в трех различных случаях способ действия природы при двух естественных, несходных болезнях, соединенных в одном и том же теле, равно как действие обыкновенного лечения болезней аллопатическими лекарствами, т. е. не способными произвести 'искусственное состояние, сходное с лечимой болезнью. Мы увидим, что ни сама природа, производя другую, негомеопатическую болезнь, хотя бы и сильнейшую, ни врач, употребляя лекарство негомеопатическое, как бы ни было оно сильно,не в состоянии излечить болезни хронической или слишком тяжкой". 

Из этого параграфа следует, что существуют некоторые виды защиты от болезней. Даже при самой страшной эпидемии с очень высокой летальностью все же существуют определенные группы не заболевших людей и всегда возникает вопрос: 

"Почему это так?" Предполагается и, возможно, это на самом деле так, что не восприимчивые к эпидемиям люди, во всяком случае большинство из них, - это очень здоровые люди. Но среди людей, избежавших эпидемии, мы обнаруживаем не очень здоровых людей и даже инвалидов: у одного туберкулез, у другого последняя стадия Брайтовой болезни,у третьего диабет и т. д. Как же это объяснить? С точки зрения гомеопатии это объясняется тем, что причина болезни этих людей более сильная, чем причина эпидемического заболевания. Эпидемия не подобна их болезням и не может их подавить из-за того, что она слабее. Если человек имеет какое-то хроническое заболевание, более слабое, чем, скажем, дизентерия, то симптомы его хронического заболевания на какое-то время исчезнут, а вместо них появятся симптомы дизентерии как более сильного заболевания. Но когда эпидемия утихнет, т. е. когда прекратится действие на организм внешней причины, снова как ни в чем не бывало появятся старые симптомы хронической болезни. 

С помощью этого примера мы проиллюстрировали тезис о том, что несхожие болезни не могут излечивать друг друга, а могут лишь подавлять. 

Когда хроническая болезнь сильнее острой, т. е. когда есть органические изменения, несходная острая болезнь не может ее подавить. Но это верно только для несхожих острой и хронической болезней в тяжелой форме. Взаимоотношения между двумя несхожими хроническими болезнями немного иные. Например, у пациента ранняя стадия Брайтовой болезни и клинические проявления достаточно ясные, чтобы поставить диагноз. Он заражается сифилисом, и симптомы со стороны почек временно исчезают, в том числе больше не обнаруживается и белок в моче. Но после тщательного лечения сифилиса в течение года симптомы этого заболевания исчезают, но вновь появляется белок в моче и другие проявления Брайтовой болезни, а через некоторое время пациент умирает именно от Брайтовой болезни. 

Нередко встречаются случаи, когда две хронические болезни проявляются поочередно: симптомы одной на время исчезают, а вместо них появляются симптомы другой. При правильном гомеопатическом лечении проявления одной болезни ослабевают, но усиливаются проявления другой болезни. 

Особенно часто это встречается, когда врач вынужден лечить Psora и сифилис одновременно. Например, пациент, страдающий одной из форм Psora, сопровождающейся, как известно, кожными высыпаниями, заразился сифилисом. Все проявления Psora исчезнут, а на коже появятся высыпания, характерные для сифилиса. Врач начинает лечить сифилис, и при правильном лечении симптомы сифилиса начинают исчезать, а по мере их исчезновения станут опять появляться симптомы Psora. Когда на первый план снова выйдут симптомы Psora, врач вновь перейдет к антипсорическим средствам, которые и восстановят видимый порядок в организме. Но после того, как произойдет восстановление порядка, вы будете удивлены, увидев, что снова появились симптомы сифилиса. Врач опять будет вынужден возобновить лечение сифилиса. 

Таким образом чередуются проявления хронических болезней: как только вы ослабляете проявления одной болезни, тут же усиливаются проявления другой. Неосложненноевысыпание при сифилисе не имеет зуда, но высыпания, характерные для Psora, - это зудящие высыпания, и это их различие особенно четко проявляется при чередовании этих двух болезненных состояний. 

Когда больного лечит врач-гомеопат, то состояние его постоянно улучшается, но при аллопатическом лечении состояние, наоборот, ухудшается: два миазма как бы объединяются, усиливая друг друга, и тогда при высыпаниях, характерных для сифилиса, наблюдается зуд, характерный для Psora. Подобное болезненное состояние вызывает действие ртути в больших дозах на здоровый организм. Правильное гомеопатическое лечение приводит к разделению болезней, а неправильное - еще больше усугубляет болезнь. Тут я хочу особенно предостеречь тех врачей, которые считают, что, объединив антипсорные и антисифилитические препараты в один комплекс, они смогут вылечить обе болезни. Это идет вразрез с основными принципами гомеопатии, и вы никогда не добьетесь никакого улучшения, а лишь еще больше усугубите заболевание, если будете назначать одновременно два или больше препарата. 


Страница 4 из 10:  Назад   1   2   3  [4]  5   6   7   8   9   10   Вперед 

Авторам Читателям Контакты