Главная
Каталог книг
medicine

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Теперь нам следует рассмотреть все изменения симптомов в конкретных формах - возникновение, ухудшения или улучшения, длительность и т. д. Надлежит вынести свое суждение, оценить каждый вариант протекания этих процессов. 

Одно только общее замечание: оценивая симптомы и их изменения, врач-гомеопат должен прийти к заключению: выздоравливает его пациент или, наоборот, болезнь усугубляется. Весьма часто вы услышите: "Доктор, я слабею", но знайте, что это не так. Вы имеете возможность полагаться на эволюцию симптомов, что достовернее мнения больного. Предположим, он говорит вам: "Доктор, сегодня утром мне стало намного хуже", но, исследовав пациента, вы видите, что он выздоравливает. Стоит больному обнаружить, что вы довольны результатами осмотра, как он воодушевляется, встает с постели и просит дать ему поесть. 

Конечно, наблюдая симптомы, вы можете обнаружить, что он действительно ослабел; если эволюция симптомов направлена не кнаружи, а вовнутрь, вы сразу поймете, что ничего хорошего это больному не сулит, даже если он сам считает иначе. Симптомы вам служат точкой опоры. Врач-аллопат не располагает ничем иным, кроме слов больного; но врач-гомеопат не может полагаться на слова, оценивая результаты гомеопатического назначения. И симптомы нуждаются в проверке, и мнение больного следует подтверждать симптомами. Часто симптомы действительно подтверждают слова пациента; но для врача лишь эволюция симптомов может служить показателем. 

Второе общее замечание: по симптомам мы должны определить, насколько глубоки вызванные лечением изменения. Если вы наблюдаете лишь поверхностные изменения, то следует изучить их значение, определяя, действительно ли болезнь излечивается изнутри или же изменяются лишь местные симптомы. Нередко мягко и поверхностно действующие лекарства, влияя только на чувства и ощущения, служат паллиативом при неизлечимых болезнях. В глубине заболевание продолжается, прогрессирует, но больному становится легче. Так что симптомы позволяют нам определить, достаточную ли для излечения потенцию мы подобрали. Для этого достаточно определить направление изменениясимптомов, особенно при хронических болезнях. 

Например, к вам на прием приходит сутулый человек, годами страдающий от сухого, отрывистого кашля. С первого взгляда вы понимаете, что болен он давно. Пациент этот худой и нервный, лицо болезненное, с печатью жизненных невзгод. Он бедно одет и страдает от недоедания. Имеющиеся симптомы ясно указывают на антипсорическое средство, анамнез - на то, что больной нуждается в этом средстве уже давно. При дальнейшем обследовании ваш вывод подтверждается. 

Исследование грудной клетки обнаруживает недостаточность ее экскурсии, признаки туберкулеза, а слабый пульс и другие подтверждающие симптомы приводят вас к убеждению, что пациент медленно умирает. Вы назначаете ему подобранное средство. Через несколько дней вы снова видите этого больного: он ослабел еще больше, появились ночные поты, усилился кашель. Однако гомеопат рад услышать это, т. к. он ждал именно этого обострения. Но через несколько дней пациент приходит опять: обострение не только не окончилось, а, наоборот, нарастает, усиливаются кашель, отделение мокроты, сохраняются ночные поты. Когда вы видите больного еще через неделю, вы можете констатировать неуклонное ухудшение. До приема лекарства больной был в сравнительно неплохом состоянии, а к концу четвертой недели нарастающего ухудшения он уже настолько ослаб, что не может прийти к врачу. Случай 1. Продолжительное ухудшение, ведущее к смерти. 

Что же мы сделали? Мы совершили ошибку; антипсорическое средство оказалось слишком глубоко действующим и ускорило в организме процессы разрушения. В этом случае нужная реакция организма была невозможна, пациент - неизлечим. Возникает вопрос: что же делать? Не давать в таких случаях гомеопатическое лекарство? Пациент все равно постепенно умирает. Если вы не уверены в действии лекарства, не разбираетесь в природе ухудшений, готовьтесь подписывать свидетельство о смерти. 

В подобных неизлечимых или вызывающих сомнение случаях не следует применять разведения выше 30 или 200-го и при этом внимательно смотреть: не окажется ли обострение слишком глубоким или длительным. В таких случаях, при наличии органической патологии, врач должен обращать особое внимание на симптомы, заставляющие воздержаться от высокой потенции: как правило, это симптомы со стороны грудной клетки. 

Конечно же, все сказанное относится не к случаям, когда вам видится угроза такой тяжелой болезни, когда вы боитесь ее возникновения, но лишь когда вы уверены в ее явном присутствии. В описанном выше случае, вероятно, лекарство было дано слишком поздно; оно попыталось активизировать жизненную силу, но тем самым лишь разрушило организм. В таких случаях начинайте с низких разведении. В любой ситуации 30-е разведение можно считать достаточно низким. 

Следующее наблюдение можно сделать, назначив то же самое высокое разведение больному, схожему с описанным, но прежде, чем болезнь зайдет так далеко. За назначениемлекарства также следует ухудшение, долгое и тяжкое, но все же в конце концов вы обнаружите нужную реакцию - улучшение. Ухудшение может длиться неделями, пока в конце концов слабый организм больного отреагирует и начнется медленное, но отчетливое улучшение. Это - хороший признак. 

Через три месяца пациент готов к следующему приему лекарства, после чего повторяется та же последовательность. Увидев это, вы понимаете, что больной был на грани; сделай он еще шаг, и излечение было бы невозможно. В сомнительных случаях хорошо прибегнуть к низким разведениям, держа наготове антидот, если действие лекарства окажется нежелательным. Случай 2. Длительное ухудшение и медленное улучшение в конце. 

Если по прошествии нескольких недель больному становится немного лучше, а симптомы уже менее выражены, чем до приема лекарства, то появляется надежда, что в конце концов начнется смена эволюции симптомов - изнутри кнаружи, дающая надежду на окончательное выздоровление. Однако вам предстоит в таком случае еще несколько лет иметь дело с длительными ухудшениями. У такого больного мы имеем дело с начавшейся уже органической патологией какого-то органа. Так по действию лекарства вы можете судить о состоянии тканей и прогнозе для больного. 

Случай 3. Ухудшение наступает быстро, оно сильное и кратковременное, а за ним следует быстрое улучшение состояния больного. 

После быстрого, кратковременного и более или менее сильного ухудшения вы всякий раз наблюдаете длительное улучшение. Выраженное, стойкое улучшение, сильная реакция организма, отсутствие структурных изменений в жизненно важных органах характеризуют такие случаи. Возможно, вы обнаружите органические поражения на поверхности, в не являющихся жизненно важными органах. Так, могут возникнуть абсцессы или нагноение каких-то второстепенных желез в частях тела, не относящихся к жизненно важным. Такая органическая патология поверхностна по сравнению с изменениями, которые могут произойти в почках, печени, сердце или мозге. Отличайте для себя органические изменения в жизненно важных органах от таковых в структурах, без которых можно обойтись. Краткое, быстрое и сильное ухудшение - то, о чем можно мечтать, ведь за ним следует такое же быстрое улучшение. При острой болезни такое ухудшение следует ждать через несколько часов, а при хронической - через несколько дней. Случай 4. Улучшение наступает без предварительного ухудшения. 

В этом случае нет ни органической патологии, ни тенденции к ней. Хроническое заболевание неглубокое, касается больше функции нервов, нежели состояния тканей. Но помните: изменения в тканях могут быть достаточными для нарушения тока жизненной силы во всем организме, но слишком незначительными для выявления их человеком. В такой ситуации и тяжко страдавший больной может вылечиться безо всякого гомеопатического ухудшения. По отсутствию ухудшения вы поймете, что и потенция лекарства былаоптимальной, и само лекарство полностью подобно. У вас нет никаких оснований всегда ожидать такого хода событий. От слишком высокого или слишком низкого разведения произойдет лишь нарушение иннервации, но об этом вам даст знать усиление симптомов. В случае излечения без стадии ухудшения мы знаем, что и лекарство, и потенция были правильными, а это и обеспечило результат. Для острых случаев это отлично, и тем не менее иногда врач предпочел бы увидеть вначале небольшое ухудшение. Случай 5. Вначале улучшение, а затем ухудшение. 

Бывает так: тяжело больной пациент, вроде тех, кого я описал в 1-м и 2-м наблюдениях, приходит к вам, и после обследования вы назначаете лекарство. Больной возвращается через несколько дней и рассказывает вам, что ему стало лучше, 3-4 дня он чувствовал себя полностью здоровым, все симптомы его исчезли. Однако к концу недели или через 4-5 дней ему становится хуже, чем было до лечения. Это бывает не так уж редко в тяжелых случаях со множеством симптомов - начальное улучшение при общем неблагоприятном состоянии. Анализируя такие случаи, вы придете к одному из двух выводов: частично подобное лекарство оказало лишь паллиативное действие либо лекарство было подобрано правильно, но пациент неизлечим. 

Для того, чтобы выбрать верный вариант, вы должны заново проанализировать случай и определить, действительно ли клиника подобна назначенному лекарству. Предположим, вы пришли к выводу об ошибочности вашего назначения; 

дальнейший анализ покажет вам, что лекарство было подобно по самым явным, самым тяжелым симптомам, но не по конституциональным признакам. В лучшем для пациента случае болезнь просто возвращается к исходному состоянию, но симптомы при этом часто изменяются, и врачу приходится долго ждать прояснения картины, хотя больной тяжкострадает. Пациенту будет легче пережить это ожидание, если доктор сразу признается в своей ошибке и скажет, что надеется подобрать необходимое лекарство. Удивительно, как возрастает доверие пациента к врачу, когда последний говорит ему правду. Признание ошибки вызывает уважение и доверие со стороны умного больного. 

В излечимых случаях действие все более высоких разведении продолжается в течение долгого времени. Говоря "действие", я имею в виду внешние признаки, правильнее было бы сказать "кажущееся действие", так как в действительности лекарство действует сразу, вызывая в больном определенное состояние, при котором нет нужды повторно давать лекарство. Это состояние может длиться весьма долго, иногда месяцами. В излечимых случаях хорошее состояние продлится долго, причем наблюдается значительное улучшение состояния. Если же вы наблюдаете больного неделю, две или три и он говорит, что хорошо себя чувствует, состояние его улучшается, и все от Sulphur 10 000, а в конце четвертой недели он вдруг жалуется на опустошенность и бессилие, то эта задача заслуживает вашего внимания. 

Совершил ли больной что-либо, что могло испортить действие лекарства? Напился? Надышался аммиачных паров? Имел ли дело с химикатами? Нет, ничего такого не было. Тогда дело плохо. Действие лекарства, продолжающееся вместо нескольких месяцев лишь несколько недель, должно вас насторожить. Особенно если вы не находите ничего, что могло бы противодействовать лекарству. Случай 6. Слишком короткий период улучшения. 

Улучшение от назначения конституционального средства непродолжительное, длится не столько, сколько должно бы длиться. Вернитесь к третьему наблюдению: там было короткое ухудшение с долгим последующим улучшением. Здесь же, в шестом случае, вы видите слишком короткое улучшение. Если сразу после приема лекарства появляется ухудшение с последующим быстрым улучшением, то такое улучшение никогда не будет кратковременным. Если улучшение наступило быстро, то оно надолго. Если этого не происходит, значит что-то мешает: бессознательные или намеренные действия больного. Быстрое улучшение говорит о том, что лекарство правильно подобрано, жизненная сила сохранена, и, если все пойдет хорошо, то больной скоро поправится. 

Слишком короткое улучшение может быть иногда отмечено и при острых болезнях. Например, при воспалении мозга лекарство снимает все симптомы на час, после чего приходится повторять прием, но теперь период облегчения длится только 30 минут. Тогда вы понимаете: это слишком кратковременное улучшение, состояние больного безнадежно. Действие Belladonna при некоторых очень "краснолицых" состояниях бывает немедленным, в моей практике - через 5 минут; 

но только при улучшении, наступающем через час или два, состояние стабилизируется надолго. 

В острых случаях быстротечное улучшение означает, что органам угрожает сильное воспаление. В хронических случаях кратковременное улучшение говорит нам о структурных изменениях в органах, которые разрушены, или подвергаются разрушению, или же находятся в очень рискованном, неустойчивом состоянии. Не всегда можно обнаружитьэти изменения при жизни, но они есть. Внимательный наблюдатель, у которого за плечами годы честной работы, часто в состоянии объяснить значение симптомов без обследования больного. Его высказывания о пациенте кажутся членам семьи пророчествами, они ставят врача на особое место. На него смотрят как на мудреца, все знающего и проникающего в суть явлений. Это достигается изучением симптомов пациентов, знанием действия лекарств и симптомов, возникающих после действия лекарств. Благодаря этому он знает реакции того или иного больного, быстрые они или замедленные и знает, как действуют лекарства на того или иного члена семьи. Если врач лечит семью какое-то время, должен же он что-то о них знать? Это знание богатство старого доктора, а молодым еще предстоит его приобрести. 

Случай 7. Полное исчезновение симптомов, но без облегчения общего состояния больного. 

Встречаются больные со скрытыми органическими поражениями, когда нельзя добиться полного излечения. Так, не может полностью вылечиться больной с одной почкой, или с фибринозными структурными изменениями в определенных органах, или с инкапсулировавшимися туберкулами. В подобных случаях лечение направлено на облегчение болезненных проявлений. Такого больного нельзя полностью вылечить. Об этом необходимо помнить в тех случаях, когда применялось несколько средств и всякий раз во времядействия лекарства наблюдалось улучшение, но только до определенной степени. Иначе говоря, лекарство действует благотворно, но больной не излечивается и никогда излечен не будет. Лекарства служат паллиативами, и это вполне приемлемо для гомеопатических средств в такой ситуации. 

Случай 8. У некоторых больных проявляется большинство симптомов принятого средства. 

Это - истеричные, перевозбужденные, сверхчувствительные ко всему пациенты. О таком больном говорят, что у него идиосинкразия ко всему на свете. Вылечить таких сверхчувствительных больных часто бывает невозможно. Стоит вам назначить высокое разведение, как больной полностью попадает под влияние этого лекарства и ничто другое на него не действует. Лекарство подчиняет себе весь организм больного. Патогенез его развивается аналогично течению болезни: с продромальным периодом, периодом максимальных проявлений и периодом спада. 

Такие пациенты - прирожденные испытатели, они реагируют даже на самые высокие разведения. Обнаружив у своего пациента такое свойство, возвращайтесь к 30-му или 200-муразведению. Работать с такими больными невыносимо. При острых состояниях помогайте им, применяя 30 или 200 разведение, а при хронических - 30, 200 или 1000. Многие из этих индивидуумов рождаются со сверхчувствительностью и умрут с нею. Преодолеть свою сверхраздражимость и перевозбудимость они не могут. Такие пациенты, однако, полезныдля гомеопата. Стоит завершиться одному испытанию, как они готовы уже к следующему. Случай 9. Действие лекарств на испытателей. 

Здоровым людям испытание лекарств всегда идет на пользу, если оно проводится правильно. Важно внимательно изучить и записать конституциональные особенности человека, собирающегося стать испытателем, потом вы вычтете эти симптомы из результатов. Они нечасто проявляются во время испытания. Важно также отмечать перемены в них. Случай 10. Появление после приема лекарства новых симптомов. 

Если после приема лекарства появилось много новых симптомов, назначение скорее всего было неверным. Иногда этот "новый" симптом - всего лишь старый, забытый или прежде не замеченный больным, появившийся вновь симптом. Чем больше новых симптомов появится после назначения лекарства, тем большее сомнение вызывает назначение. Очень вероятно, что после исчезновения этих новых симптомов пациент вернется в исходное состояние и никакого улучшения не будет. Иначе говоря, препарат подобран неверно. Случай 11. Возвращение старых симптомов. 

Если возвращаются старые, когда-то исчезнувшие симптомы, значит болезнь излечима. Они исчезли, потому что их подавили новые. При правильном назначении это обычное дело - возвращение старых симптомов при лекарственном ухудшении, так что симптомы исчезают в порядке, обратном их появлению. Исчезают нынешние, и на их место приходят прежние. Врач должен и сам понять, что пациент на пути к выздоровлению, и сообщить ему об этом; объяснить, что болезнь как бы спускается по ступенькам. Часто старыесимптомы приходят и уходят без смены лекарства: тогда ничего и не надо менять. Если же старые симптомы, вернувшись, остаются надолго, необходимо повторение приема лекарства. Случай 12. Смена симптомов идет в неправильном направлении. 

Например, сделав назначение по поводу ревматизма коленей, стоп или рук, вы видите немедленное облегчение суставных болей. Зато у больного усиливаются боли в сердце или позвоночнике. В этом случае вы можете констатировать перемещение болезни с периферии в центр, что требует немедленного назначения антидота. Когда болезнь движется от центра к периферии, от жизненных центров - сердца, мозга, позвоночника, внутренних органов - к поверхности кожи, слизистым, это хорошо. Именно поэтому большинство страдавших подагрой лучше всего чувствуют себя, когда пальцы на руках и ногах в наихудшем состоянии. Нет ничего хуже, как сделать назначение по этому поводу и увидеть нарастание сердечных симптомов: 

это ведет к беде. Сыпь на коже, боли в конечностях - хорошие признаки. Я помню, как однажды меня выгнали от одной суровой пожилой дамы, что сопровождалось изрядной порцией площадной брани. Дама говорила мне: "Когда Вас пригласили, я могла ходить, а теперь щиколотки так распухли, что я не могу пошевелиться". Больная эта нашла другого врача, но вскоре умерла. Очень опасно подбирать лекарство только по наружным симптомам, т. е. лекарство, подобное лишь кожным симптомам, пренебрегая всеми остальными - общим состоянием больного. Такое лекарство может излечить кожное заболевание, но не болезнь. Сам же пациент будет страдать, пока сыпь не появится вновь или же непереместится в новое место. 

 

Лекция 36 ПОВТОРНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ 

Во второй прием вы можете повторить первое лекарство, а можете назначить антидот или другой препарат. Чтобы принять одно из этих решений, вам следует, опираясь на свои записи, изучить случай заново, добавив происшедшее со времени первого назначения. Поэтому, если пациент меняет врача, возникают почти непреодолимые трудности, и такие перемены никогда не приносят добра. Зная это, настоящий гомеопат постарается подтвердить первое назначение. Если первый врач - настоящий гомеопат, то никто не компетентен лучше него сделать и второе назначение. 

Смена врача - подчас истинное несчастье для пациента, сколь бы ни был сведущ новый доктор в Маteriа Меdiса. Ведь лекарство, которое помогло больному частично, часто может и довершить дело. Для смены лекарства должны быть веские причины. Нередко ко мне попадают пациенты, лечившиеся до того у хороших докторов, я всегда стараюсь уговорить их вернуться, мне не хочется их принимать. 

Принять такого пациента - значит причинить ему существенный вред, разве только если он приносит с собой точнейшее описание своего случая. Особенно важно это после правильного назначения, когда лекарство частично уже подействовало. Но даже при таких идеальных условиях для смены врача необходимы исключительные причины. Это нестолько вопрос этики профессиональных взаимоотношений; такие проблемы не должны повредить отношениям друзей. Просто второй доктор лишен необходимых для успешного лечения сведений. Правила требуют, чтобы в случае благотворного действия первого лекарства от него не отказывались, пока не будет исчерпана возможная от него польза. Как же может оценить это новый врач? Поэтому его долг уговорить пациента вернуться к первому врачу. 

Как правило, после первого приема лекарства, подобранного правильно, исчезают те симптомы, по поводу которых оно было назначено. Картина болезни изменяется, исчезают ведущие, ключевые симптомы, и остаются мало о чем говорящие, тривиальные. Конечно, если подождать достаточно долго, ключевые симптомы появятся вновь. Однако врач чаще всего старается назначить что-либо при первой встрече с больным, вместо того, чтобы подождать. Он основывает свое назначение на этих остаточных симптомах. Чего следует избегать, так это спешки при втором назначении. Остается только пожалеть больного, попавшего к такому торопливому доктору. Я не раз слышал от пациентов: "Доктор Такой-то сперва отлично мне помог, но потом дело застопорилось". Понятно, что этот доктор сделал сначала правильное назначение, замечательно помог пациенту. Но потом он начал назначать что-то в спешке и суете, и это уже было бесполезно. Беда в том, что он достаточно не выждал. Не важно, совесть ли не позволила ему назначить Saccharum lactis или он не сделал это по невежеству результат одинаков. Слишком частое повторение лекарства, постоянный прием одного и того же средства лишает вас всякой надежды на правильное второе назначение. Назначив правильное средство, но повторяя его прием слишком часто, вы никогда не дадите возможности симптомам вернуться и правильно сделать второе назначение. Симптомы больного перемешаются с патогенезом лекарства. Само понятие второго назначения предполагает, что: 

а) первое назначение было правильным и подействовало; 

б) оно полностью отработало. 

Без выполнения этих условий у нас нет возможности приступить к повторному обследованию больного. 

Это обследование проводится, когда полностью прекратятся вызванные первой дозой изменения состояния пациента. Покуда продолжаются вызванные лекарством появления и исчезновения симптомов, любое новое назначение только испортит дело. Ничего не получится, если после первого приема организм не получит отдыха от лекарства. 

Итак, соблюдены все предосторожности. Первое, что мы собираемся обнаружить, - это возвращение исходных симптомов, хотя бы и не столь выраженных, как до приема лекарства. Пока продолжается вызванная лекарством неразбериха в организме, пока устанавливается новый порядок, мы не видим исходных симптомов. Это может продолжаться несколько дней, недель или месяцев, но без них мы ничего не можем сделать. 

Что может гомеопат без симптомов? Кроме них, ничто на свете не поможет нам выбрать лекарство, так что врач обязан ждать возвращения исходных симптомов. Если они возвращаются в исходном виде, но изменившись по интенсивности -усиленные или ослабленные - это замечательно. Иначе говоря, сначала некоторое облегчение, а затем возвращение почти к исходному состоянию через месяц или два. Теперь врачу не требуется почти никакой новой информации, чтобы удостовериться в правильности первого назначения. Раз вернулись и общие, и частные симптомы - значит, больной излечим, и второе назначение должно быть повторением первого. 

Другое возможное обоснование для второго назначения -появление множества новых симптомов, меняющих старые. Не старые возвращаются, а новые занимают их место. Пациент говорит вам: "Отлично, доктор, Вы вылечили меня от моей болезни, но теперь у меня появилось вот что!" Изучив эти новые симптомы, врач с удивлением находит их в патогенезе назначенного им средства. Это уже похоже на лекарственную болезнь. Он спрашивает, не было ли у пациента таких симптомов когда-либо прежде. "Не припоминаю, доктор". Спросите о том же, но иначе, и если это действительно новые симптомы назначение было неправильным. 

Лекарство не было подобным, оно усугубило состояние, вызвав лекарственную болезнь. Плохо, если эти новые симптомы требуют назначения антидота. Для этого следует изучить взаимодействие новых симптомов со старыми, и новое лекарство должно быть подобно скорее новым симптомам, чем прежним. 

Всякое следующее назначение по необходимости должно -принимать в расчет все, что было до него, так что третье, четвертое, пятое назначение делаются так же, как и второе. После первого неудачного назначения все последующие вы будете делать с трудом и тревогой на сердце. 

Если развитие болезни вашего пациента заходит в тупик, обычно в новом назначении нет необходимости. После первого приема лекарства симптомы меняются, как им и следует: 

одни сменяли другие, появлялись новые, но, в конце концов, все вернулось к исходной точке. Эти исходные симптомы выражены незначительно, но они не причиняют больному особых страданий - это застой, тупик. Пациент говорит: "Вроде и нет ничего, и вроде не выздоровел. Застой какой-то". Тогда врачу остается лишь ждать, и ждать долго. 

Если и по прошествии нескольких месяцев ничего не происходит и нет никакой тенденции к выходу болезни на поверхность, то еще один прием того же лекарства не принесет вреда. Вы не можете назначить новое лекарство: ничего не изменилось и ничто не указывает вам на новое средство. А новый прием того же лекарства может подтолкнуть больного по пути выздоровления. 

Не спешите с новой дозой. Когда пациент в тупике - ждите и не спешите. Возвращение исходных симптомов, как и в первом случае, поможет вам определиться с выбором лекарства. 

Второе назначение, технически говоря, это следующее за подействовавшим. Вы можете назначить дюжину не оказывающих на организм эффекта лекарств, специфическое назначение так и не будет сделано. Можно потратить сколько угодно времени, назначая лекарства ни к селу, ни к городу, -результата не будет никакого. 

Считайте за первое назначение только то, которое подействовало, вызвало положительные перемены в организме, а следующее за ним будет вторым. 

Когда следует сменить лекарство? При каких обстоятельствах это необходимо? 

Один случай я уже упоминал: появление новых четко выраженных симптомов, т. е. смена самого основания для вашего назначения. Например, исчезновение державшейся очень долго головной боли и появление совершенно новой группы симптомов, которых никогда прежде у больного не было. Такой результат действия лекарства означает, что вы должны назначить новое средство. 

Представим себе теперь другую ситуацию, также требующую смены лекарства. Годами вы лечите своего больного от хронической конституциональной болезни. Вы прошли уже все разведения - от низких к высоким, постоянно добиваясь хорошего эффекта. Вы назначали каждое разведение до тех пор, пока его лечебный эффект не был исчерпан, а затем переходили к более высокому. Так вы прошли всю шкалу разведении. При недостатке симптомов вы можете назначить это лекарство только потому, что знаете по опыту: оно является для этого больного конституциональным. Даже если симптомы переменились настолько, что на основании новых вы ни за что не назначили бы этого лекарства, но оно тем не менее продолжает помогать - не меняйте лекарства. 

Многие врачи говорят: "Когда меняются симптомы, я меняю лекарство". Таким путем они пациента не лечат, а губят. Если симптомы изменились, а больному не стало лучше - тогда меняйте лекарство. Если же симптомы изменяются, а больному все лучше и лучше - не меняйте лекарства, пока сохраняется эта благотворная тенденция. 

Часто на поверхность выходят явно забытые симптомы. Пациент их не ощущал, не воспринимал, как не воспринимается тиканье часов на стене. Многие из "новых" симптомов есть старые, но вернувшиеся вновь. Скажем, ваша пациентка и сама не узнает своих старых симптомов, но в конце концов кто-нибудь из домашних обрадует вас: "А, это у мамыуже было тогда-то, просто она забыла". Очень часто так бывает с выздоравливающими. 

Итак, пока больной поправляется от вашего лекарства, изменились ли симптомы или нет, - не назначайте нового препарата! Сомневаетесь - ждите. Возьмите себе за правило не бросать удачно подобранного лекарства, не испробовав еще одного разведения, повыше. А вот когда очередное, самое высокое в ряду примененных, разведение будет принято и окажется неэффективным, тогда и только тогда вы можете сказать, что лечебное действие этого лекарства исчерпано и необходима перемена. 

Теперь давайте рассмотрим ситуацию, при которой требуется назначение комплементарного средства, - действие второго приема должно дополнить действие первого. Это также означает смену лекарства. 

Для примера возьмем смышленого, большеголового, голубоглазого мальчика 4-5 лет. Он часто простужается, и каждая простуда проявляется симптомами со стороны головы: краснотой лица, пульсацией сонных артерий и т. д. Вы назначаете ему Belladonna, и Belladonna ему помогает, однако не действует как конституциональное средство. Головные боли остаются, т. к. они коренятся в его псорической конституции, и в какой-то момент Belladonna совсем перестает ему помогать. 

Тогда вы уже внимательно исследуете случай и обнаруживаете, что вне острых болезней - простуды, лихорадки - у него нет головных болей и показано совсем другое лекарство! Дряблость мышц, увеличенные железы, простуды при каждой перемене погоды и пристрастие к яйцам - вы решаете назначить Calcarea carbonica. Тот факт, что Belladonna казалась такой подобной, но действовала лишь паллиативно, только укрепляет вас в вашем мнении. Лечить больше одного - двух острых приступов - пустая трата времени, но, с другой стороны, не следует давать Calcarea carbonica во время приступа. 

Когда Belladonna справится с критическим положением - назначайте комплементарное ей конституциональное средство, т. е. Саlсаrеа. Есть еще много лекарств, связывающихся или даже сцепляющихся таким вот образом. 

Есть еще серии лекарств, например Sulphur, Саlсаrеа и Lycopodium. Лекарство ведет к одному из своих родственников, и мы находим, что эти родственники взаимосвязаны, как Sepia и Nux vomica. Желчная лихорадка на фоне конституции Sepia скорее всего потребует Nux vomica, а как только желчная или перемежающаяся лихорадка пройдет, на поверхность выйдут симптомы Sepia, как бы демонстрируя взаимосвязь Sepia и Nux vomica. Если пациент находился какое-то время под воздействием Sepia и у него разовьется острое воспалительное заболевание, оно скорее всего пойдет по типу Nux vomica или еще одного из этой серии препаратов. Вся Маtеriа Меdiса полна этими взаимодействиями. 

Второе назначение может также означать смену всего плана лечения. Предположим, что ваш план лечения основан на том, что из всех симптомов и анамнеза вашего пациента явственно выступает Рsorа. Поэтому вы и лечите больного известными антипсорическими средствами: Sulphur, Graphitis и др. Симптомы подобны назначенному вами средству, вы замечательно помогаете пациенту, и проявления Psora исчезают. И вдруг этот больной приходит к вам с язвенным фарингитом, ужасными головными болями, и все в его виде и егоконституциональных особенностях заставляет вас спросить: "Дорогой друг, а не болели ли вы сифилисом?" "Было дело, - отвечает тот, - и вылечили меня препаратами ртути".Теперь, когда прошло псорическое состояние, на поверхность поднялся этот старый сифилис. Конечно, это заставляет вас сделать новое назначение, приняв во внимание изменившееся состояние больного. То же самое происходит и с Sycosis; хронические миазмы могут чередоваться. Когда доминирует один из них, остальные уходят в тень. В зависимости от этих перемен вам приходится менять план лечения пациента. 

Никогда не назначайте лекарства без длительного и тщательного изучения больного. Вы должны знать, что было и чего можно ожидать. Это очень важно. Постоянно возвращайтесь к результатам ваших обследований. И никогда не назначайте лекарства, не зная конституции больного, - это очень опасно! 

 

Лекция 37 ТРУДНЫЕ И НЕИЗЛЕЧИМЫЕ СЛУЧАИ. ПАЛЛИАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ 

Хотя гомеопатия - наука истинная, истина известна ей лишь отчасти. Истина относится к сфере Божественного, человеку остается знание. Врачи-гомеопаты еще очень далеки от постижения истины. В Швейцарии детей учили столетиями, что часы следует делать хорошо, и теперь эти дети изготавливают известные во всем мире своим качеством швейцарские часы. 

Когда гомеопатия просуществует сотни лет, наши потомки, постигая ее с младых ногтей, проникнут в знание, ныне нам недоступное. Многое прояснится, если сблизятся души, и люди станут мыслить гармоничнее. Чем больше мы сближаемся, чем больше соединяемся мыслью - тем лучше. Горько, что несмотря на соединяющие нас великие истины, нас разделяет так много разногласий. 

Чтобы среди патогенезов не было такого, который подошел бы к характерным признакам вашего случая, - большая редкость. Это редко случалось во времена С. Ганемана, а уж теперь, с нашими необъятными Маteriа Меdiса, и подавно. Конечно, начинающим приходится опираться на реперториумы. Честно подбирая и назначая одно лекарство за другим, вы, по крайней мере, можете прояснить картину. В труднейших случаях, после многолетних попыток помочь больному разными способами, вы вдруг обнаруживаете, что симптомы очерчиваются яснее и четче, становятся понятнее. 

Бывало, долго работаешь с пациенткой, дашь ей несколько лекарств, добьешься частичного выздоровления, и вдруг она уходит к другому врачу. Потом такие пациентки возвращаются, говоря: "Вы все-таки помогли мне больше, чем остальные. Попробуем еще". В подобных случаях оказывалось, что время дало многое, теперь уже легче схватить суть и добиться быстрого прогресса. Кроме того, возвращаются такие больные с более терпеливым настроем, что очень помогает врачу. Доверие пациента помогает врачу подобрать лекарство. Голова работает лучше, когда знаешь, что тебе верят. 

Близки к этим случаям и случаи "альтернирующие" и "односторонние". Нередко у больных есть две стороны: проявившаяся и скрытая. Например, когда видны глазные симптомы, желудочные не видны. Пусть Euphrasia больше подобна глазным симптомам, а Pulsatilla - желудочным, чем антипсорическое средство, подходящее к общим, конституциональным симптомам, - все же следует назначить антипсорический конституциональный препарат. Назначая разные лекарства для разных групп симптомов, вы причиняете больному тольковред, загоняя болезнь внутрь, делая ее неизлечимой. 

Не назначайте ничего, пока не найдете лекарства, подобного данному случаю, хотя бы вам и было ясно, что одной группе средств подобно то лекарство, а другой - это. Подчас лекарство, способное проникнуть вглубь организма и навести там порядок, на поверхности вызывает целую бурю. Например, подагрические или ревматические симптомывыходят на конечности. Пациент может даже перейти к другому врачу, испугавшись этих проявлений, в действительности свидетельствующих об успешном лечении. 

Конечно, неизлечимое состояние огорчает любого врача. Аллопат подвергает пациента воздействию сильнодействующих средств и заставляет его думать, что что-то сделано для его блага, хотя эти вещества и наносят организму вред. Не могу понять, почему некоторые из наших гомеопатов используют эти, столь губительные для пациента, паллиативные средства. 

Врач, имеющий опыт применения одного лекарства в потенцированном виде в соответствии с законом подобия, убеждается, что это - единственный вид паллиативов, при котором для больного есть надежда. Opium может уменьшить боль, понос или кашель, но горе больному! Он настолько ослабляет реактивную способность организма, что уже не проявляются симптомы, которые могли бы указать на нужное больному гомеопатическое средство. Боль стихает, но больной не излечен. 

Сказанное об Opium относится и к другим, облегчающим боль, лекарствам. Собираясь дать опиат, уясните, что вы оставили всякую надежду вылечить больного другими средствами. Пока жизнь продолжается, врач не должен оставлять надежды помочь пациенту. При чахотке или раке наиболее подобное самой мучительной группе симптомов лекарство даст облегчение и сохранит пусть слабую, но надежду. 


Страница 10 из 10:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9  [10]

Авторам Читателям Контакты