Главная
Каталог книг
medicine

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Между тем, Аристотель (4 век до н.э.), сын врача, лично интересовавшийся некото-рыми биологическими - наряду с прочими - проблемами, чьи труды по многим вопросам по сиюпору не потеряли своего значения, придерживался фантастических представлений о строении и функции сердечно-сосудистой системы. Он полагал, что сердце - вмести-лище "жизненной силы" и источник всех чувств (вот откуда выражения, вроде "разбитое сердце", "сердечные пожелания" и т.п.), и что в нем рождается голос. (А головной мозг, отметим попутно, согласно его схеме, служит, главным образом, для остужения крови). Артерии же, считал он, как и его современники, а также и последователи на протяжении многих веков, содержат газообразную субстанцию "жизненную пневму". Это имело вполне понятную причину: при рассечении таких сосудов у мертвых животных, в них, в отличие от вен, крови действительно нет: из-за высокой эластичности стенок, они ее как-бы выталкивают, когда исчезает давление, при жизни поддерживаемое работой сердца - наподобие газа из воздушного шара при нарушении его герметичности. 

Вскоре после Аристотеля другой выдающийся древнегреческий анатом Эрасистратус (около 300 г. до н.э.), работавший в Александрии - мировом научном центре того времени, где было больше академической свободы - не только проводил анатомические исследо-вания трупов, изучая, в частности, строение нервной системы, но даже прибегал к бес-человечным исследованиям на живых людях, используя для этих целей преступников. Он оставил детальное описание желудочков и клапанов сердца. Пользуясь такой сверх-жестокой методикой, он обнаруживал, разумеется, наличие крови в артериях, но считал, что она в них появляется из вен через какие-то невидимые соединения только в момент повреждения стенки одного из этих сосудов. В нормальных же условиях, продолжал он считать, артерии содержат, как декларировал Аристотель, "жизненную пневму". Какни странным это может показаться, но при сопоставлении фактов, полученных при прижиз-ненном и при посмертном исследовании этих сосудов, но при отсутствии необходимой дополнительной информации, такой - вынужденно спекулятивный - вывод представляется не лишенным вероятности. Не будем прослеживать весь дальнейший путь попытокрас-крытия "загадок", касающихся рассматриваемой проблемы. Отметим, во-первых, что идеи Эрасистратуса господствовали на протяжении многих веков - до времени великого врача Рима, Клаудиуса Галена (второй век н.э.), личного врача императора Марка Аврелия и ряда его преемников на троне, величайшего медицинского авторитета своего времени. Он занимался анатомическими исследованиями животных и оставил после себя обширные на-учные труды, включая 15 книг по анатомии. В частности, путем перевязки артерий на разных уровнях и исследования содержимого изолированных участков их, он безусловно доказал, что в них содержится кровь. Он наблюдал также, что оба - правый и левый - желудочки сердца сокращаются и выдавливают из себя кровь. Но он не мог по объек-тивным причинам и не сумел понять анатомо-физиологические отношения сердца и лег-ких, полагал, что кровь и воздух соединяются в левом желудочке сердца, при этом воздух в него поступает через легочные вены. Такая схема оставляла, однако, много нерешен-ных вопросов, например, такой: если воздух поступает в сердце таким путем - через вены, соединенные с легкими, каким же образом кровь поступает в него? Пришлось и Галену заключить, что в левый желудочек кровь поступает непосредственно из правого, через какие-то невидимые поры в разделяющей их мощной перегородке. На протяжении более тысячи лет воззрения Галена оставались бесспорно авторитетными для врачей. Только в шестнадцатом веке великий анатом Андреас Везалий приступил к проверке положений Галена, вызывавших сомнения. Не обнаружив следов сообщений (пор) в межжелудоч-ковой перегородке, через которые кровь могла бы перетекать из одной камеры в другую, он мог только выразить удивление по этому поводу ("Мы можем лишь удивляться чуде-сам творения Создателя, сквозь которое кровь по невидимым путям поступает из правого в левый желудочек" - таков был вывод после многих попыток Везалия исправить ошибки своих предшественников). 

Следующей наиболее заметной фигурой среди исследователей этой проблемы был свободомыслящий испанец Мигуэль Серветус (1511 - 1553). В период инквизиции и ис-ключительного давления церкви, он выступил с критикой Святой Троицы. За это он был сожжен на костре. Но среди его трактатов были также анатомические работы, в част-ности, с точным описанием функций сердечных камер. Он заметил, что правый желу-дочек нагнетает кровь в легкие и что затем она возвращается в левое предсердие через легочные вены. Т.е., он "вплотную приблизился" к открытию малого круга кровооб-ращения. Это был чрезвычайно важный шаг в постижении функций сердечно-сосудистой системы. Он был уженаиболее близок к истине, взможно, еще более приблизился бы к ней, если его жизнь не оборвалась бы так трагически. Потребовалось дополнительных 70 лет до опубликования Гарвеем (1578 - 1657) его открытий, благодаря которым он по праву считается первооткрывателем в области анатомии и физиологии сердечно-сосудистой сис-темы. Но справедливость требует признать, что и после его работ оставались ошибочные представления. Так, он полагал, что в легких кровь только остужается (а не насыщается кислородом). Кроме того, оставалось непонятным, каким путем кровь поступает из артерий в вены. 

Что же мешало выдающимся мыслителям и исследователям на протяжении тысяче-летий, после многих, многолетних и настойчивых поисков найти ответ на явно интересо-вавший их вопрос? Если обратиться к школьной схеме кровообращения, сравнить ее с тем, что могли видеть исследователи в то время, когда их способность получать инфор-мацию по интересующим их вопросам исчерпывалась весьма ограниченными возможнос-тями их естественных органов чувств, а точнее - зрением в данном случае, обнаружится, что из их информационного поля выпадало нечто, без чего "замкнуть" оба круга крово-обращения было невозможно: они глазами не могли видеть микроскопическую капил-лярную сеть. И только изобретение оптиками в 17 веке микроскопа, т.е. возможности усиления разрешающей способности человеческих глаз, позволило анатому Марчелло Мальпиги (1628 - 1694) обнаружить наличие этой микроскопической, невидимой невоору-женным глазом сети сосудов, и таким образом получить ответы на вопросы, остававшиеся нерешенными на протяжении почти двух тысяч лет. 

Примечательно и характерно также то, что в этом случае мы имеем возможность срав-нить реальные возможности умозрительных, спекулятивных построений и естественно-научных методов познания. До появления микроскопа, как мы уже знаем, люди предпола-гали, предугадывали наличие каких-то сообщений - невидимых, чуть-ли не чудесных - между артериальной и венозной системами. Но насколько далека эта, в чем-то правиль-ная, догадка от того, что было представлено объективной информацией об изучаемом предмете! Последнее представляется чрезвычайно важным и имеющим универсальное значение для правильной оценки понятий "предполагать", "предчувствовать", а то и "печенкой чувствовать" - и "знать". 

Разумеется, достижения оптики имели чрезвычайно широкое значение для познавания и микро-, и макромира в самом широком смысле этого слова. Система кровообращения человека и других живых существ - лишь частный случай, в котором оптика, как и многие другие достижения физики, имела неоценимое значение для прогресса биологическихи медицинских знаний. В самом общем виде это иллюстрирует значение достоверной ин-формации и возможностей ее получения для процеccа познания. Думается, все это имеет не только историческое значения. Это важно и актуально для того, чтобы реально оцени-вать настоящее и с пониманием оценивать то, что делали, смогли или пытались, но не смогли сделать люди в прошлом. Все сказанное относится не только к физике, но и к другим естественно-научным точным дисциплинам, в частности, к химии. Ограничимся также одним из бесчисленного множества примеров влияния этой науки на развитие био-логических и медицинских знаний. 

В одном из уютных парков Бостона (Public Garden) высится величественная групповая скульптура: человек, по виду напоминающий средневековых мудрецов, какими их изобра-жают художники, поддерживает и пытается помочь другому, изнемогающему от стра-даний. Из торжественных надписей на высоком постаменте этой скульптуры (например: "В память открытия того, что вдыхание эфира приводит к нечувствительности к боли, впервые доказаной миру в Mass. General Hospital в Бостоне. Октябрь, DCCCXLCII") явствует, что это художественное произведение посвящено событию, сыгравшему судьбо-носную роль в развитии хирургии, да и медицины вообще: первому успешному наркозу, осуществленному в указанном госпитале 16 октября 1846 года дантистом Уильямом Мортоном, и позволившему ведущему хирургу этого известного в мире и про-должа-ющему функционировать и в настоящее время лечебного учреждения - Джону Коллинсу впервые в мире безболезненно выполнить серьезную хирургическую операцию удалить опухоль челюсти. 

Что же в этом особенного? - может кто-то, подвергавшийся наркозу в наше время, спросить? Чтобы по достоинству оценить значение этого события, необходимо вспом-нить, что собой представляла хирургия до этого времени. Тогда она влачила жалкое существование на задворках медицины. Хирурги были как-бы низшей кастой, которую на почтительном расстоянии от себя держали врачи. Они - хирурги - не имели даже специ-ального медицинского образования и совмещали обычно эту свою деятельность с основ-ной работой рыночных брадобреев. Одним из главных препятствий к развитию хирур-гического метода, столь широко и успешно применяемого в наше время в лечении многих заболеваний, поражений буквально всех органов и систем человеческого организма, было то, что соответствующие вмешательства проводились без (или без достаточно эффектив-ного) обезболивания и потому сопровождались буквально нестерпимыми, непереноси-мыми болями. Что собой представляла хирургия того времени можно судить по такому, например, факту. По настоянию его отца - известного врача - будущему великому ес-тествоиспытателю Чарльзу Дарвину предназначено было тоже стать врачом. Но именно то,что студент Дарвин наблюдал во время хирургических операций, явилось одной из главных причин, отвративших его от исполнения воли отца. 

Не появись реальной возможности временного обезболивания на требуемый период, не было бы не только современной хирургии в самом широком понимании этого слова - метода выбора при разнообразных заболеваниях буквально всех частей и органов тела че-ловека, буквально от головы до кончиков пальцев. Обезболивание широко применяется при многих диагностических процедурах врачами чуть-ли не всех специальностей. Разу-меется, современная анестезиология мало напоминает примитивный метод, использован-ный Мортоном; она обогатилась менее тексичными и более эффективными обезболива-ющими средствами и методиками. Но оценка, данная современниками первому наркозу, безусловно заслужена: без первого шага, как известно, ни одно движение не начинается. Не случайно опыт Мортона с исключительной для того времени скоростью распрост-ранился по всему цивилизованному миру, включая такие отдаленные от США страны, как Южная Африка, Австралия, Новая Зеландия, Россия, и др. - настолько нечто подобное было ожидаемо и необходимо для дальнейшего развития хирургии и медицины вообще. 

Все это так, но ничего этого не могло бы произойти, если бы где-то в тринадцатом веке некий химик или алхимик (имя конкретного автора найти нам не удалось) не син-тезировал из алкоголя и серной кислоты новое соединение, впоследствии получившее название "диэтиловый (или "этиловый", или "серный") эфир. Поэтому, признавая вполне справедливыми слова, выбитые на памятнике, установленном на могиле Мортона: "Тому, до которого хирургия была мучительной, благодаря которому боль из хирургии уст-ранена, и начиная с которого наука получила контроль над болью", следует помнить, что без открытия неизвестным химиком этилового эфира это великое событие состояться не могло бы. Не меньше роль химии в дальнейшем развитии и совершенствовании анесте-зиологии. Тем более об этом и многочисленных других подобных исторических фактах необходимо помнить, рассуждая о закономерностях развития Знаний, о взаимовлиянии разных наук, о значении успехов точных наук для развития биологии и медицины. Тем не менее, нередко, особенно в русскоязычной печати США, в самых разных формах звучат различной степени категоричности высказывания, отдающие неоспоримое преимущество медицине прошлого. Более конкретно этот вопрос также был рассмотрен нами ранее, что дает возможность здесь ограничиться лишь рядом дополнительных фактов и аргументов. Думается, приведенная "история болезни" Филисиуса из "Собрания" Гиппократа весьма примечательна, она символизирует истинные соотношения древней и современной меди-цины. Врачи времен Гиппократа какие-то меры, надо полагать, принимали, но это, в луч-шем случае, должно было помочь организму заболевшего человека самостоятельно спра-виться с болезнью. Это идеальный принцип лечения там и тогда, когда он действенен. Но фактически современники Гиппократа и врачи, работавшие на протяжении многих после-дующих веков, могли, как в данном случае, только наблюдать, фиксировать течение бо-лезни. Ныне иногда преподносимый как действенный на все времена "завет Гиппократа" - "Medicus curat - Natura sanat" ("Врач лечит - Природа излечивает") отражал реальные возможности врачей того времени: они во многих случаях могли только следить за проис-ходящим, пытаться, но далеко не всегда могли реально помочь бесчисленному множеству "филисиусов". Это была "мудрость бессилия", тактика людей, сознающих, что они ниче-го сделать не могут. И такое положение сохранялось еще на протяжении тысячелетий - до развития научной медицины. Один из бесчисленных и наиболее впечатляющий для рус-скоязычных читателей пример - судьба А.С.Пушкина: лучшие врачи столичного Петер-бурга того отнюдь не доисторического времени, могли лишь - как и во времена Гиппо-крата наблюдать за умиранием поэта. Если в этом случае было выражено бессилие врачей, да и вообще медицины того времени, то судьба Гоголя, умершего через 15 лет после гибели Пушкина, дает основание современным исследователям придти к выводу, что его смерть была результатом применения общепризнанных методов лечения того времени. Подобных же судеб великих людей, о заболеваниях которых и применявшихся в связи с ними методах лечения сохранились достаточно подробные и достоверные сведе-ния, немало было и в других странах, в т.ч. в США (президент Джордж Вашингтон - яр-кий тому пример). Природа же - вопреки утверждению "отца медицины" - такие ранения и такие заболевания не излечивала при таком "лечении" врачей. Только с появлением анестезиологии, асептики, антисептики, современной, основанной на научных знаниях, хирургии и других разделов медицины, подобные ранения и болезни утратили свой роко-вой, неизлечимый характер. Еще совсем недавно когда люди моего поколения были студентами и молодыми врачами - весьма популярным лечебным средством был "покой". У нас был профессор Г.М.Давыдов, отличный хирург и замечательный человек, который многие лекции о лечении раненых завершал словами: "Ну, а лечение какое? Тепло, покой, коньяк...". Это отражало, разумеется, не лично его мнение, а опыт, накопленный военно-полевой хирургией во время прошлых войн. Между тем, жизнь, дальнейшее развитие ме-дицины подтвердили правоту другого нашего профессора И.И.Джанелидзе, сказавшего в одной изсвоих лекций: "Врачи должны помнить, что слова "покой" и "покойницкая" происходят из одного и того же корня". Когда появляются эффективные методы лечения "острых" состояний, требующих неотложной помощи, например, при тяжелой черепно-мозговой травме, от обязательного, как считалось, покоя пришлось отказаться, т.к. актив-ная тактика врачей оказалась несравненно более успешной. 

Из опубликованных в последние годы в русскоязычной печати работ, посвященных древним методам лечения, серьезного внимания заслуживает, на наш взгляд, статья И..М. Смирновой "Медицина и магия" (газета "Бостонское время" от 4 июля 1997 года). Ссы-лаясь на серьезные источники, автор излагает историю возникновения различных методов целительства и вероятный механизм их воздействия на больных, главным образом, стра-дающих, если пользоваться современной терминологией, разного рода неврозами. Это весьма содержательная статья, в которой автор, однако, не выражает собственного мнения и собственного отношения к описываемым ею ритуальным действиям разных колдунов и шаманов - это не входило в ее задачи. Но при чтении этой статьи нетрудно обнаружить разного рода противоречия в объяснениях действия одного и того же метода. Например, о лечебном действии "наложения рук" написано еще в глубокой древности - задолго до воз-никновения христианства. Тем не менее, как пишет автор: "Названный жест ("меч ар-хангела Михаила") образуется сложенными в щепоть пальцами правой руки, которой верующие осеняют себя. Считается, что образующийся при этом луч энергии входит в пространство, ограниченное большим и указательным пальцами, а выходит через отвер-стие, образованное согнутым мизинцем. При осенении крестом невидимый луч поражает вредоносные энергетические образования". Но, как справедливо сказано в этой-же статье, иудейские священнослужители, которые использовали совершенно иное положение-паль-цев рук, занимались этим видом целительства задолго до возникновения христианства и связанных с ним ритуальных действий. Да и Иисус Христос, тоже и весьма успешно зани-мавшийся целительством, не осенял себя, надо полагать "крестным знамением". 

Объективно, для будущего наращивания знаний, деятельность предшественников сов-ременных врачей не была лишена значения. Но больным, как свидетельствует история народов и отдельных личностей, они помочь были не в состоянии в случаях, в которых современная медицина (как при малярии, например, но не только при ней) обладает высо-коэффективными средствами лечения, и многие "филисиусы" не были бы столь несчаст-ными, а вероятнее всего, были бы излечены. Впрочем, чтобы реально оценить великие достижения современной медицины, нет необходимости обращаться к столь древним вре-менам - можно оперировать фактами, исторически несравненно более близкими нам. А.С.Залманов приводит такой исторический факт: "Почти сто лет назад великий фран-цузский клиницист Труссо (Trousseau) поставил в медицинской клинике Hotel Dieux сле-дующий опыт: в течение года он вел 50% больных определенной болезнью без лекарств, а другие 50% больных той же болезнью лечил обычными лекарствами. Процент выздо-ровлений был один и тот же в обеих группах". ("Тайная мудрость человеческого орга-низма".М-Л,1966г.,стр.76). Жаль, конечно, что автор не указал, о каких именно болезнях идет в данном примере речь. Но можно привести многие десятки заболеваний и повреж-дений, сколько-нибудь эффективно лечить которые 150, 100, 50 лет назад врачи не могли, а порой даже знать не могли об их существовании. Природа же, как правило, не "изле-чивала", а сейчас они вполне поддаются лечению. В перспективе же - как это следует из ранее приведенных данныхо раскрытии генных механизмов заболеваний, из открытия доктора Иуды Фолкмана и из других современных разработок - дальнейший прогресс представляется более, чем вероятным. Т.е. преимущества научной медицины каждого ис-торического периода по сравнению с предшествовавшими ему периодами закономерны и очевидны. Действительно: чуть более 150 лет назад, как мы знаем, не было еще анесте-зиологии, из-за чего не только хирургия, но и многие другие разделы медицины разви-ваться почти не могли. И по одной лишь этой причине многие, бесчисленое множество людей, в последующие времена излеченных хирургами, в то прославляемое иногда время были бы обречены на неминуемую гибель или на глубокую инвалидность. Эпидемии и даже пандемии беспрепятственно уничтожали миллионы и десятки миллионов людей, встречая лишь незначительное противодействие врачей, пока природа не "излечивала" или,что не менее верно, пока она не уставала делать свое губительное в данном случае дело. Сифилис распространялся по всему миру, тоже приобрел характер эпидемии, кото-рой врачи почти ничего не могли противо-поставить. 

Немногим более 100 лет назад, когда знания врачей о всем многообразии воспалитель-ных процессов сводились, в основном, к заученной на студенческой скамье формуле "Co-lor, Dolor, Rubor, Tumor et Functio Laesa" ("Цвет, Боль, Покраснение, Припухлость и Нарушение функции"), люди гибли от многих, порой незначительных повреждений и за-болеваний (от фурункула, например, как гениальный композитор Скрябин), ныне, особен-но после появления антибиотиков, вполне излечимых. Это полезно учитывать авторам, которые видят в этих (кстати, вполне натуральных по своему происхождению) мощных лекарственных средствах одно только негативное. Но разве другие проявления прогресса (урбанизация жизни, развитие промышленности и транспорта, и др.) не приносят также некоторые негативные последствия? Сто лет назад не было нейрохирургии, и многие люди, ныне излеченные не природой, а врачами, вооруженными знаниями и технологиями современной научной медицины, были обречены на гибель. Тогда не знали об инсулине, и все, страдающие диабетом, также были обречены. 

50лет назад не было трансплантологии, и у многих людей с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, почек, печени, суставов, глаз начисто отсутствовали даже малейшие шансы на спасение от гибели или от тяжелой инвалидности. 

Мы привели лишь немногие, наиболее масштабные и очевидные примеры. Факти-чески, если рассматривать все разделы медицины современности и любую нозологичес-кую единицу (болезнь), мы увидим явные признаки прогресса и во многих случаях - коренные изменения в сторону роста возможностей и эффективности лечения. 

Из всего изложенного единственно возможный и оправданный фактами вывод таков: в каждый исторический период возможности врачей в осуществлении их функций больше, чем это имело место в предшествовавшие времена. Эта тенденция сохранится и в буду-щем. Прогресс в медицине, как и во всем остальном, неизбежно сопряжен и с некоторыми издержками, отрицательными последствиями, становящимися проблемами, требующими разрешения. Как правило, человечество эти решения находит. Как сказал один отнюдьне глупый человек, "Человечество не ставит перед собой неразрешимых задач". Вместе с тем, признавая научную основу современной медицины, не следует забывать, что она ни-когда не могла и никогда не сможет ответить на все вопросы-вызовы, которые перед ней ставит жизнь. Многое меняется в условиях жизни людей, появляются новые проблемы. Поэтому не следует абсолютизировать значение и истинность всех положений современ-ной медицины. На наших глазах меняются представления, казавшиеся научно-обосно-ванными еще совсем недавно. Это касается некоторых пищевых продуктов и значения ряда продуктов обмена веществ, о чем уже упоминалось, а также действия ряда лекарст-венных препаратов. Новые открытия вынуждают менять взгляды и оценки, отношение врачей ко многим установкам. Поэтому неосмотрительно свысока смотреть на то, что нам представляется необъяснимым с позиций современных знаний, в том числе - на эмпири-чески найденные в древние времена народные методы лечения. Некоторые из них оста-ются ценным оружием в арсенале лечебных средств. Их пытались запретить, всячески ог-раничить, но они на протяжении многих веков доказывали свою эффективность, и поэто-му сохранились и получают все большее признание в наше время. К сожалению, здесь кроются и негативные возможности спекуляции на "древности", "природности" тех или иных средств. 

Не было бы большой беды, если дело сводилось к личным пристрастиям и к словесным утверждениям. Несравненно хуже то, что идеализация древности предлагаемых средств, их натуральности или растительного происхождения влечет за собой определенные практические действия, не всегда безопасные для людей. Так, в газете "The Boston Globe" от 3 июня 1997 г. помещена небольшая заметка, название которой можно перевести как "FDA ограничивает ("обуздывает") применение растительных стимуляторов", эпиграфом к которой приводится следующее утверждение специалиста: "Только то, что продукт наз-ван "натуральным" или "растительного происхождения", вовсе не гарантирует его безо-пасность". Ввиду принципиальной важности этой небольшой статьи, приведем сокращен-ное ее изложение: Правительственные органы решили ограничить распространение эфед-рин-содержащих пилюль, таблеток и чая, рекламировавшихся как средства для снижения веса, наращивания мышечной массы и повышения энергии. Согласно данным FDA (Ад-министрации по контролю пищевых продуктов и лекарств), около 800 случаев заболе-ваний и, по меньшей мере, 17 смертей были связаны с применением пищевых добавок, со-держащих растительные стимуляторы. В связи с этим, FDA объявила планы по ограни-чению количества стимулянта, допустимого к применению в качестве пищевых добавок, и предписало поставщикам предупреждать, что употребление слишком больших количеств этих добавок может быть смертельно опасно для потребителей, и запретило рекламу эфед-рин-содержащих добавок как средств, помогающих людям снизить вес или наращивать свою мышечную массу (т.наз. "боди-билдинг"). (Далее в тексте приводится утверждение, вынесенное в эпиграф, и отражающее не вызывающее сомнений истину: ведь и ядовитые грибы, к примеру, тоже "натуральны" и не все продукты "растительного происхождения" безопасны). Исходя из печального опыта, предлагается жесткое регулирование продажи соответствующих продуктов, ранее свободно продававшихся в магазинах разного рода и подразличными названиями (Mа huang, Chinese Ephedra, Epitonin, и др.). Запрещаются любые добавки, содержащие более 8 мг. эфедрина или подобного действия алкалоидов на один прием. Потребителей обязаны предупреждать о том, что они не должны принимать их в количестве, содержащем более 24 мг эфедрина в день. Между тем, исследованием было установлено, что некоторые рекламировавшиеся пищевые добавки содержали 109 мг эфедрина на один прием (!). Предлагается также ограничить продолжительность приема подобных продуктов на протяжении не более 7 дней, приводя в подтверждение необхо-димости соблюдения этих правил такие, например, реальные случаи: 23-летний студент, до того вполне здоровый, внезапно скончался. До этого он в течение двух лет принимал "protein drink" с целью наращивания своих мышц. Оказалось, этот "дринк" оказал разру-шительное действие немышцу его сердца. У 35-летней женщины случился сердечный приступ после потребления эфедринсодержащих пилюль в течение 11 дней, а у мужчины такого же возраста то же произошло после приема всего лишь пяти капсул. 

Со всем этим невозможно не согласиться, разумеется, но случай этот не единичен и вынуждает задаться другим, более общим вопросом: как такое может случиться в США, в стране, в которой право на медицинскую практику, включая назначение фармакологи-чески активных веществ, строго лимитировано законом? Ведь даже дипломированные врачи из других стран, даже многоопытные, отлично знающие, при каких заболеваниях и в каких дозах можно применять такие сильнодействующие средства, как эфедрин и другие алкалоиды, лишены права назначать их (равно как и другие лекарства) пациентам, а лица, к медицине даже отдаленного отношения не имеющие, могут скармливать их людям в ужасающих дозах (до 109 мг на один прием (!), согласно этой статье)? А ведь продается этого зелья (прошу прощения - "натурального продукта") на десятки миллионов долларов в год! К тому же, следует не упускать из виду, что не только эфедрин-содержащие про-дукты широко рекламируются и распространяются бесконтрольно, но и много других снадобий, о которых известно лишь то, что они "натуральны", "изготовлены из специальных трав" и т.п. Оказывается, ответ предельно прост, обойти законы США, сог-ласно которым медицинская практика разрешена только лицам, имеющим соответст-вующий сертификат, несложно: достаточно назвать свои действия чем угодно, но только не лечением, а рекомендуемые к употреблению продукты (даже содержащие в своем сос-таве такие сильнодействующие ингредиенты, как алкалоиды) не лекарством, а, скажем, стимулятором чего-то или пищевой добавкой. Проиллюстрируем это двумя примерами. 

Если обратиться к дистрибютору Herbolife, можно заметить определенную противоре-чивость или недосказанность в изложении сущности предлагаемого. После рассказа об основателе этой огромной одноименной компании (рассказа, напоминающего библейские истории о превращенниях - в данном случае обычного подростка в чуть-ли не спасителя человечества), вам представят иллюстрации, свидетельствующие как о стремительном развитии этой компании, так и о замечательном действии предлагаемых ею продуктов ("формул") в виде фотографий людей, страдавших самыми разными заболеваниями, но после употребления их ("формул"), ставших совершенно здоровыми. Помню, например, изображение человека, вся кожа которого была поражена псориасом, а рядом фотогра-фии тех же частей тела, но кожа их полностью очищена, без малейших признаков какого-либопоражения. Как можно назвать подобного рода превращения в состоянии больного человека? Думается, выбор весьма ограничен: кроме слов "исцеление" или "излечение", любые другие слова не отразят смысла происшедшего. Однако во время этого и по-добных рассказов лектор ни разу этих слов, особенно "лечение" и его производных, не произнесет. Более того, если его употребит, даже в задаваемом вопросе, кто-то из слу-шателей, рассказчик категорически отметет саму возможность его употребления в данном контексте ("Нет, нет, мы не занимаемся лечением, мы только ...") и заменит его каким-либо эвфемизмом, будет говорить, скажем, о "восстановлении нормального клеточного обмена" или о чем-либо подобном, прямо не причисляемом к действиям, запрещенным законом при отсутствии соответствующего государственного разрешения на такого рода деятельность. 

Основателя компании "Herbolife" представляют гением маркетинга, и это, видимо, не лишено основания, судя по финансовым успехам ее. Он разработал такую систему вза-имозависимостей различных звеньев (или ступеней пирамиды), по которым могут продви-гаться к личному успеху сотрудники (распространители продуктов этой фирмы - "фор-мул", но не лекарств!), что каждый из них прямо заинтересован материально не только в увеличении количества лично им проданного продукта, но и в вербовке все новых и но-выхраспространителей его. Из-за отсутствия необходимых сведений невозможно ответ-ственно судить, насколько эффективна эта "нормализация клеточного обмена". Вполне можно допустить, что некоторым, даже многим людям предлагаемый продукт этой фир-мы окажется в чем-то полезным. Не приходилось встречать упоминаний о случаях, когда эти продукты принесли какой-либо прямой вред здоровью потребителей. Известны лишь случаи, когда и пользы они не приносили. Полагаю, что сказанное - весьма высокая оцен-ка, которая должна удовлетворить любого производителя лекарств и пищевых добавок: ведь панацей, как известно, не бывает. Но пообщавшись с некоторыми из преуспевающих распространителей продуктов этой компании (как правило, к медицине отношения не име-ющих и даже вида не делающих, что пытаются разобраться в состоянии здоровья потре-бителя), зная истинные мотивы их активности, выражаемые на собственных встречах вполне откровенно, нельзя избавиться от впечатления, что увлечение этими и подобными "формулами" таит для потребителей определенную - пусть не прямую, а всего лишь кос-венную, но вполне реальную - угрозу: тем, хотя-бы, что прием "вслепую", не разобрав-шись в диагнозе, каких-либо снадобий, может отсрочить применение рационального в каждом отдельном случае метода лечения и даже сделать его запоздалым, уже не эффективным. 

Последним доводом при вербовке дистрибюторов, насколько известно, бывает: "Но на этом можно делать хорошие деньги!". Это, видимо, верно: успешные распространители в этом весьма преуспевают и об этом в своем кругу говорят, не скрывая, т.к. это - главная приманка для привлечения новых кадров. А в этом, как уже упоминалось, заинте-ресованы все вышестоящие. В свою очередь, новички, чтобы преуспеть, должны изо всех сил, любыми средствами стараться не только убедить все большее число людей - неза-висимо от того, нужно и полезно им это, или нет - что этот товар им нужен или даже необходим; уговорить купить эти "формулы". Остальное их волновать не может, как это вытекает из ранее изложенного. "Что же, - скажет кто-то, - рынок есть рынок! Таковы его законы !" Но если в случае с продукцией Herbolife потребитель рискует чаще всего только деньгами и лишь иногда ухудшением перспектив необходимого лечения, то информация газеты The Boston Globe, о которой речь шла ранее, показывает, что последствия свобод-ной конкуренции в деле рекламы, производства и распространения продукции, оказываю-щей фармакологическое действие на организм человека, могут быть несравненно более тяжелыми. Да и законы рынка бывали разные, в том числе и такой, как "не обманешь - не продашь". А возможностей здесь - неисчерпаемое множество: растений много, а коли-чество их вероятных сочетаний ("формул") еще во много раз больше, и не о всех из них можно с уверенностью утверждать, что они даже в случае обладания какими-то специ-фическими лечебными свойствами безвредны для здоровья любого вероятного потребителя. 

Некоторое время назад я получил письмо (тому, что огромное количество неизвест-ных мне "доброжелателей" с первых дней моего пребывания в США знают о моем суще-ствовании и мой адрес и преисполнены "заботой о моих интересах", удивляться уже давно перестал), содержание которого призвано было вначале ошеломить и запугать получателя, а потом - "приоткрыть для него выход из ужасного положения", в котором он, даже не догадываясь об этом, якобы, находится. Оказывается, если принять на веру содержание этого письма, подавляющее большинство людей поражено гельминтами (глистами, проще говоря). Проводимые для диагностики их наличия лабораторные исследования, утверж-дается в нем, абсолютно ненадежны, т.к. далеко не во всех случаях паразитов с их по-мощью удается обнаружить. Кроме того, в толстой и прямой кишках, дескать, постепенно накапливается и остается огромное количество соответствующего содержимого. (Спро-сить бы авторов письма, знают ли они о существовании сигмо- и колоноскопии, т.е. знают ли они, что эти отделы кишечника вполне доступны визуальному осмотру, при котором эти залежи не могут оставаться скрытыми?). Все это, согласно тому же письму, может вызвать самые различные болезненные проявления. Тут - без чего-либо подобного откро-вения не делаются ! - появляется сотрудница автора или авторов письма - молодая ин-дианка (а Индия, как известно из одной популярной арии, "страна чудес"), подсказывает ему или им, как с помощью "натуральных растительных средств" - не лечить, конечно, это ужасное состояние - авторы законы ведь знают! - а всего лишь "очистить организм". И делать это нужно регулярно, ежегодно, а лучше два раза в год. Указан и наилучший и наиболее эффективный способ добиться этого - заказав в фирме "ENRICH" программу "Paraway Pack". Среди прочей информации внимание привлекает следующее уже зна-комое нам утверждение: "Лекарственное растение - это ни больше, ни меньше, чем про-дукт питания". Или не более оригинальное: "Если Вы ознакомитесь с нашим ассорти-ментом, Вы не найдете ни единого ингредиента, который не являлся бы производным от живого организма". Видимо, дела этой компании идут неплохо, судя по тому, что эта же реклама вскоре стала регулярно появляться на двух полосах (!) "Нового русского слова" - удовольствие, надо полагать, не из дешевых. 

В этом случае приходится, опять-таки, воздержаться от категорических оценок рек-ламируемого товара из-за отсутствия необходимых для этого данных, если не считать отдельные благодарственные письма потребителей, кому слабительные средства могли действительно помочь. Ведь каждый, знакомый с историей целительства, вспомнит, что очень большие дозы слабительного, часто в сочетании с другими лекарственными средст-вами (например, с растениями, обладающими галлюциногенным действием) применялись и применяются шаманами. Подобные же средства в сочетании с обильным кровопус-канием составляли основу "героической медицины". Кому-то такие средства, возможно, помогли, для кого-то подобное проходило без тяжелых последствий, но известны и тяже-лые, даже роковые исходы воздействия подобными средствами. Поэтому, думается, наз-начать всем, по почте, прием любых фармакологически активных веществ по меньшей мере, рискованно. С включением в рекламу продуктов такого рода газеты "Медицина и Здоровье" (номер 31, от 22 июля 1998, статья врача высшей категории Валентины Пластун "Кишечник требует внимания!"), достоинства этих продуктов представлены более солид-но и ответственно. Но, вместе с тем, в одной из последующих публикаций той же газеты на эту же тему высказанное нами опасение получило подтверждение: на соответствующий вопрос о возможных противопоказаниях, последовал утвердительный ответ: доктор, отве-чавший на вопросы, подтвердил, что при определенных состояниях прием этих средств противопоказан. 

Не помню, у кого из классиков американской литературы есть рассказ о мелких жули-ках, продававших "чудодейственные лекарства", но после продажи спешивших немед-ленно покинуть не только непосредственно место своих действий (например, рынок), но и населенный пункт, в котором они проводили свою операцию, т.к. сознавали неизбежность изобличения и неминуемой расплаты за содеянное. Не проводя прямой аналогии, можно, думается, найти некоторые черты сходства между тем, что делали эти литературные герои, и тем, что иногда творится в наше время. Разумеется, многое изменилось, дело по-ставлено на солидную основу. Несопоставимы нынешние и прошлые масштабы деятель-ности распространителей средств, обладающих свойствами, которые иначе, как "чудодей-ственными", назвать нельзя. Действует современнейшая мощная реклама, внедрена но-вейшая технология и обеспечена, видимо, надежная юридическая защита. Вероятно, и качество выпускаемой продукции в большинстве случаев несравненно лучше, чем кустар-но производившихся когда-то средств. Однако есть и принципиальное сходство: в том, что без обследования пациента и установления конкретной сущности произошедшего с ним, ему предлагаются как бы их ни называли - лечебные, фармакологически активные средства. Такая практика при любых обстоятельствах таит в себе вероятностьнегативных последствий для пациентов: если не в виде нанесения прямого вреда его здоровью, как в случае с эфедрин-содержащими "натуральными продуктами", то, по меньшей мере, кос-венного ущерба в виде уменьшения шансов хотя-бы некоторых из них на успешное лече-ние и выздоровление. К сожалению, это обстоятельство, подтвержденное упоминавшимся доктором - сторонником и пропагандистом подобного метода (лечения? оздоровления?) - в столь широко и настойчиво публикуемых рекламных материалах дажене упоминается. Это опасно. Неужели СМИ и "Новое русское слово" - ввиду своего огромного тиража и влиятельности в особенности - не понимают этого? Или, обезопасив себя фиговым лист-ком в виде предуведомления о том, что "за содержание реклам редакция ответственности не несет", руководство газеты полагает, что среди побудительных мотивов ее деятель-ности безопасность читателей не значится? Надеемся, что в ходе дальнейшего изложения ряда проблем ответы на эти вопросы будут в какой-то мере прояснены. 

Но, независимо от этого, из ранее изложенного неизбежно следует вопрос: если эм-пирически найденные в древние и другие отдаленные от нас времена методы лечения полезны даже сейчас, когда научная медицина достигла таких впечатляющих успехов, каково разумное сочетание тех и других? Что касается потребителей, они свое решение выразили тем, что все больше и больше людей обращается к гомеопатам, специалистам акупунктуры, хиропракторам и другим представителям неконвенциональной медицины. Не страдают отсутствием пациентов специалисты такого рода, равно как и преподаватели, обучающие этим видам лечения. Согласно данным, опубликованным в журнале "Home-opathy News Views" (No94, от июня1994г.), продажа гомеопатических лекарств воз-росла за 1970-1980 гг. на 1000 процентов, а с 1988 по 1990 г. - еще на 50%. Согласно ряду статей "The New England Journal of Medicine", миллионы американцев обращаются к спе-циалистам "неконвенциальной" медицины, затрачивая на это миллиарды долларов, а в ряде солидных госпиталей они привлечены к совместной работе. Но это, так сказать, сти-хийное решение, основанное на чисто практических соображениях, когда люди, не удов-летворенные лечением у М.D., или для которых соответствующие цены недоступны, вынуждены искать, так сказать, "вслепую", другие, альтернативные возможности решения своих проблем. На деле же, в реальной жизни -наряду с этим - явно обозначилась и дру-гая тенденция, попытки найти теоретически обоснованное сочетание "старого" и "ново-го". Среди американских авторов, в связи с этим, необходимо вспомнить, в первую оче-редь, доктора Эндрью Вэйла, о популярности которого говорит не только его портрет на обложке журнала "Time" c обстоятельной статьей о нем; не только многочисленные дру-гие публикации о нем же в других авторитетных изданиях, а также его приобретшее оче-видную популярность постоянное телевизионное шоу, но и то, что многие сотни лицен-зированных американских M.D. стремятся попасть на учебу к нему, чтобы освоить его систему лечения. Он представляется особо интересным, на наш взгляд, тем, что отно-сится к разряду людей, о которых писал талмудист рабби Моше бен Нахман: "Не проти-вясь своему стремлению и удовольствию быть последователем предыдущих авторитетов и сохранять, поддерживать и утверждать их взгляды, я не рассматриваю себя как осла, наг-руженного книгами. Я буду учитывать их мнения и ценить их значимость, но если их взгляды представятся несогласующимися с моими мыслями, я буду защищать свои мне-ния со всей скромностью, но буду судить соответственно тому, что я вижу своими глаза-ми. И если значение увиденного окажется ясным, я не стану обольщаться (чьим-бы то ни было мнением), поскольку Вседержитель дает мудрость во все времена и людям разного возраста". (Из книги "A Primer of Medicine" By M.H.Pappworth). Иначе говоря, доктор Вэйл относится к разряду людей сомневающихся, стремящихся лично все проверить, не склонных слепо доверять тому, что говорили и писали другие, в том числе, и весьма ува-жаемые им и авторитетные предшественники. Поэтому, полагаем, он и его деятельность заслуживают - при попытке найти ответ на заявленный вопрос - отдельного описания, и этот материал может быть озаглавлен так: 

"ПИОНЕР МЕДИЦИНЫ БУДУЩЕГО"? 

Определение, вынесенное в это заглавие (но без знака вопроса, разумеется), а также такие эпитеты, как "исключительный феномен" и "гуру альтернативной медицины", напе-чатаны на суперобложке книги доктора Эндрю Вэйла "Оптимальное здоровье за 8 недель" ("8 Weeks to Optimum Health"). Все это - определения, данные автору в отзывах на книгу, опубликованных в авторитетных газетах США, или присвоенные ему отдельными рецен-зентами. О популярности автора и об успехе очередного его труда можно судить по тому, что вышедшая первым изданием в марте 1997г, эта книга к июлю того же года была переиздана десять раз (!). Его выступления-беседы регулярно транслируются по телеви-дению, и в них он выступает как выдающийся лектор и полемист, как врач высо-кооб-азованный и широко эрудированный не только в современной научной медицине, но и в альтернативных методах лечения, изученных им безо всякой предвзятости, тщательно и из "первоисточников". Он забирался в самые глухие районы Южной Америки и непос-редственно там изучал деятельность шаманов и подобных им целителей. Всеми дос-тупными способами изучал также соответствующий опыт народов других стран. 

Думается, каких-бы взглядов на медицину ни придерживались врачи и пациенты (не только реальные, но и потенциальные, т.е. любой любознательный читатель), игнори-ровать, "не замечать" его, не пытаться найти в его работах и выступлениях "зерна" и "отделить их от плевелов", наличие которых в любой новой теории исключить вряд-ли можно, было бы опрометчиво и неразумно. Концептуальный взгляд доктора Вэйла на че-ловека, его здоровье и механизмы исцеления основывается на следующих основных поло-жениях: здоровье человека обусловлено внутренней "эластичностью" ("приспособляе-мостью"? - М.Ц.) организма к изменяющимся условиям жизни. При достаточной эффек-тивности этого механизма, встреча с инфекцией не приводит к инфицированию, аллергены не вызывают аллергических реакций, а канцерогены не могут привести к развитию опухо-левого процесса. Абсолютное здоровье не бывает постоянным, статичным, оно периоди-чески и закономерно на время ухудшается, но организм стремится к его восстановлению, достигаемому под воздействием имеющейся, органически свойственной живому организ-му "системе исцеления" или "самоисцеления" (Healing system). В подтверждение сущест-вования и эффективности работы этой системы, автор приводит следующий пример: при порезе пальца, если ранка не инфицирована и нет некоторых сопутствующих заболеваний, такое повреждение излечивается само собой, без каких-либо посторонних воздействий. (Этот пример запомним - он еще нам понадобится). Эта - самоисцеляющая - система не представлена определенными анатомическими структурами, наподобие, скажем, пищева-рительной или нервной системам. Это сугубо функциональная система . Западная меди-цина, отмечает Вэйл, сосредоточена больше на структурных элементах организма, чем на функциях его. Поэтому конвенциональные врачи, по его мнению, обращают преиму-щественное внимание на анатомические, структурные составляющие тела человека, и не-сравненно меньше - на функциональные системы его. Поскольку самоисцеляющая систе-ма не коррелирует тесно с какими-либо структурами тела, ее невозможно сравнивать с уже упомянутыми пищеварительной, нервной и другими системами, в которых наличие подобной связи очевидно. Действие системы самоисцеления зависит от состояния и дея-тельности всех систем, известных западной медицине, но она - эта система - предполагает также наличие и других, не-физических компонентов нашего существования. Имеются в виду разум, эмоциональная и душевная сферы. Чтобы осознать различие между взгляда-ми на организм человека как на набор связанных между собой структур или как на соче-тание независимых от них функций, автор полагает поучительным сравнение восточных медицинских учений с западным. Отдавая должное традиционной китайской медицине,ее открытиям лекарственных растений и способов их употребления с лечебной целью, а также акупунктуре, он отмечает, что по некоторым соображениям той культуры, одно из которых недопущение рассечения мертвого тела - китайская медицина развивалась без детального знания внутренней структуры человеческого организма. Она поэтому концен-трировалась на идентификации функций тела и на выяснении их отношений между собой. 

Одной из ключевых функций рассматривается в ней "защита" - защита от угроз сво-ему равновесию (видимо, между Инь и Ян - М.Ц.). На пути изучения этого свойства ор-ганизма были открыты натуральные средства для поддержания баланса, включая приме-нение растительных лекарственных средств: жень-шеня, астрагала, некоторых грибов, и др. Как пример такого - функционального подхода к лечению и предупреждению болез-ней, отмечается, что не зная о строении иммунной системы (и, заметим от себя, даже о наличии ее, надо полагать), китайские врачи открыли лечебные свойства некоторых гри-бов, эффект действия которых, согласно данным современных исследований, заключается в стимуляции ее функции, например, в иммунной деструкции опухолевых и пораженных вирусами клеток. Коренным недостатком западной медицины автор считает то, что обра-щая внимание, главным образом, на строение организма, она не учитывала наличие неза-висимых функций. В качестве подтверждающего это утверждение доказательства, приво-дится тот исторический факт, что еще в недалеком прошлом органы, которые западная медицина сейчас рассматривает как часть иммунной системы, зная их (миндалин, адено-идов, лимфатических узлов, аппендикса, вилочковой железы и селезенки) строение, она на протяжении большей части этого столетия называла большинство из них "не функцио-нирующими", "рудиментарными" или "бесполезными". Напомнив, к каким негативным последствиям это привело в практике врачевания, о чем, разумеется, можно и следует со-жалеть, автор почему-то не отмечает, что на пути развития медицинской науки эти заб-луждения - хоть и дорогой ценой - все же были преодолены на несравненно болеевысо-ком эвристическом уровне познания механизмов деятельности этих органов. Функцию защиты доктор Вэйл рассматривает как компонент уже упоминавшейся системы само-исцеления. Он отмечает, что эта система действует на всех уровнях жизнедеятельности, даже в молекуле ДНК, обладающей способностью не только распознавать повреждения или нарушения функций, но и удалять поврежденные свои структуры и создавать взамен их новые, полноценные. Система самоисцеления, по Вэйлу, действует с этого, базового уровня - и до заживления порезов пальцев, излечения других заболеваний и повреждений - вплоть до области разума, помогая справляться с эмоциональным шоком. Ссылаясь на другую, ранее изданную свою книгу (Spontaneous Healing), он упоминает приведенные в ней случаи эффективного действия (? - М.Ц.) этой системы при заболеваниях, труднопод-дающихся лечению с помощью методов научной медицины (апластическая анемия и мета-стазирующий рак почки), а также такие широко распространенные болезни, как артрит и поясничные боли. Свои утверждения доктор Вэйл иллюстрирует отдельными наблюде-ниями. Но не все из них представляются абсолютно убедительными, иногда более право-мерно говорить об ошибочных диагнозах, поставленных врачами, из-за чего лечение было неэффективным. 


Страница 3 из 10:  Назад   1   2  [3]  4   5   6   7   8   9   10   Вперед 

Авторам Читателям Контакты